Сельская ведьма бабушка Света. Часть 40

В это время Юрию Васильевичу в кабинет перезвонил Вячеслав Игнатьевич, главный врач районной больницы.

– Юрий Васильевич, зайди ко мне с картой больного N. Ты помнишь такого?

– Конечно помню. А что случилось?

– Сейчас узнаешь, – голос начальства не обещал ничего хорошего.

 Врач встал, попросил больного подождать в коридоре, так как это на долго. А Регистратуре попросил найти ему карточку больного. Регистратор сказала, что сейчас, сначала найдёт карту того, кто вот уже заказал.

– Может, мне ещё встать в конец очереди? – вспылил доктор.

Регистратор сразу бросилась искать карточку. Доктор почти вырвал у неё из рук карточку, пролистал её, всё ли на месте и пошёл быстрым шагом к главврачу.

Когда он зашёл в кабинет, Вячеслав Игнатьевич сидел красный, как помидор.

– Ты …какого… отправил этого больного N в Оленёвку!!! Ты хоть смотришь, кто пациент? Да он такую жалобу накатал в область, хорошо, что не в Москву. Что вы безграмотный, живете в позапрошлом веке, лечить предлагаете жабами, пиявками, и заговорами. Да ты бы видел всё это! Мне на почту скинули его жалобу, теперь вот что я должен писать в ответ на неё???? Что бабушка из Оленёвки лечит все запущенные случаи? И врач к ней направляет пациентов??? Да сейчас комиссия нагрянет с области, вы представляете, что будет???Юрий Васильевич, рано я вам собрался доверить отделение, рано!

– Да погодите, посмотрите на его данные обследований. Я не понимаю, как у него сил хватает жаловаться. Я его на нашем новом МРТ смотрел. Вот заключение. Вот данные анализов. Вот УЗИ. Ну у больного явно проблема во всех органах. Хотел спасти.

– А теперь я буду спасать нас. Такие вот не умирают. И да, мне нужно будет срочно звонить в область, а то неровен час помрёт, нас же засудят. Так я набираю, там у меня есть к кому обратиться, пока есть.

– Алло, Дмитрий Сергеевич, доброго дня! Да, Вячеслав Игнатьевич. Ну да, прочитал. Ну совсем не так было, конечно, больной вспылил, потому что оперировать отказались, да. Нам, простите, смертность лишняя ни к чему, человек неоперабельный. Да я вам отправлю отсканированные результаты, ну как с таким гемоглобином и соэ оперировать? Дмитрий Сергеевич, я могу и отсканировать все данные и фото прислать карточки, я тут не в детском саду. Ну да, посоветовал доктор пойти в церковь, причаститься, собороваться. А что здесь плохого? Мы все признаем церковь, отремонтируем отделение и батюшку пригласим освятить. А по нашей вере и нам будет. Чудеса встречаются. Я не думаю, что это с нашей политикой как-то расходится. Я??? Да Вы что, Дмитрий Сергеевич? Ну виноваты, нужно было его сразу к вам область отправить. Это признаем целиком и полностью. Ну да, ну да. Ну виноват хирург, ну и я поддержал его, не бери на себя эту ответственность, вдруг что- засудят родные. Вот и…Да, на охоту можем поехать, почему нет. Я всё организую и позвоню. Так я его отправлю на своей скорой к вам? Может, санавиацию организуем? Ну да, топливо… в один конец оплатим. В два ну никак. Ну и договорились. Я копии его карты отправлю вам, хорошо?

Завтра прилетит вертолёт? Ну и отлично, я его найду и пусть в палате ждёт.

Вячеслав Игнатьевич положил трубку, вытер пот со лба и сказал:

– Быстро найди этого больного N, извиняйся, унижайся, но кладём в палату и завтра в область. Да понимаю я, что ты хотел, как лучше. Ну не хочет человек жить. Или его что-то не пускает. Действительно, пошёл бы исповедался, причастился, может что и решилось. Давай, приём закрывай и поедешь к этому красавцу.

Нашёл Юрий Васильевич его дом быстро. Тот стоял такой большой и несуразный посередине улицы с огромным участком, заставленным скульптурами. Позвонив в домофон, он долго ждал ответа, хотя судя по следам, там был кто-то дома. Наконец, минут через 15 отозвался хозяин недовольным голосом. Юрий Васильевич представился и попросил, чтобы тот лёг в больницу, его отправят в область, там договорено, что его обследуют лучшие специалисты. Ведь он, Юрий Васильевич, всего лишь районный хирург.

Короче, тот промурыжил врача на улице минут сорок, наслаждаясь унижением и наконец вышел в калитке. В пакете лежали несколько личных вещей. Юрий Васильевич увидел, что его пациент ещё больше осунулся, лицо приобрело землистый оттенок, губы посинели и его мучила одышка.

– Хоть бы до завтра не помер, мелькнула мысль.

Но забегая вперёд, нужно сказать, что он всё-таки помер, но через две недели в областной больнице. Перед смертью все шептал слова прощения, которые он не захотел сказать, когда ещё было время.

И понял Юрий Васильевич, что нужно быть очень осторожным, отправляя за советом к Светлане Павловне. Она ему при встрече рассказала, что увидела у больного N и почему он мог помочь себе только сам. Расположение главврача к доктору ей удалось вернуть, но ремонт отделения затянулся, так как горючее провели как краску.

Но это жизнь, а что было делать. Хорошо, Вячеслав Игнатьевич помнил добро. Была середина февраля, пришёл Дима советоваться насчет поросят. И ещё он хотел купить новую машину. Надеялся, что бабушка Света как-то подсобит.

– Димка, ну для того, чтобы ты нашёл деньги, нужно чтобы кто-то их потерял. Может быть, такой как ты, собирал каждую копейку и потерял, а ты найдешь. Как же ты таким деньгам будешь радоваться?

 – Пусть не будет растяпой.

 – Эээх, Дима, так это мне колдовать нужно, чтобы он потерял. В лотерею выигрывают те, у кого родные там или знакомые, или у них на роду написано. У тебя, Димка – только труд.

– Значит, ничего не выйдет и так и не выползу я со своей нищеты?

– Ну почему нищеты, не гневи судьбу. Да и все твои вложения окупятся. Да, придётся потрудиться. Зато без потерь будет, уж тут я даю гарантию. Отработаю, как и обещала. Купишь дёшево, расти будут, болеть не будут. Продашь удачно.

– Ну и хоть так! Тогда вы скажете, что и когда делать? Я в среду хотел поехать за поросятами. Ну тогда завтра и зайди. Но молчок, удача – женщина своенравная, испугается разговоров, не найдёшь, понял?

– Да не дурак, понял, даже Нине не скажу, что и как делать буду.

 – Вот и молодец! А новую машину ты купишь, к следующей зиме. И вообще деньги у тебя водиться будут, добрым людям должно везти.

– Спасибо вам, бабушка Света! До завтра!

– Да иди уже.

Таня не захотела рожать в Германии, хотя Маргарита Владимировна и очень хотела этого. Но курс лечения был пройден и в середине февраля свекровь собралась в гости к своим детям, как она называла Таню и Илью. Раз в неделю они навещали бабушку Свету, но она сказала Тане, чтобы та не ездила уже, тяжело и далеко. Договорились и взяли телефон продавщицы в магазине, она передаст, когда Таня родит.

Маргарита Владимировна добиралась в этот раз сама, Илья не стал оставлять Таню одну. Только она приехала, как у Тани начались схватки и её забрали в роддом. Так с дороги она с сыном поехали в роддом. Рассчитывали ждать долго, но роды, на удивление, прошли быстро, легко. В течении 4 часов на свет появилась абсолютно здоровая девочка. Конечно, Таня чувствовала, что всё закончится хорошо, но волнения были. Илья присутствовал при родах. Он от волнения потерял сознание прямо в родильном зале. Когда Маргарите Владимировне через стекло показали малышку, что-то дрогнуло у неё внутри, хотя этот ребёнок был для неё совсем чужим.

Но девочку принял её сын. И он такой счастливый! А какая мать не хочет видеть своего сына счастливым?

Когда Маргарита Владимировна впервые взяла на руки малышку, та посмотрела на неё такими умными и внимательными глазами, как будто узнавая, кто это, что женщине стало не по себе. Потом бабушка опомнилась и улыбнулась внучке. Решили её назвать Машенькой, Марией, в честь той женщины, что спасла Тане и ребёнку жизнь.

Продолжение следует

0
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика