Почему же свекровь оставила Валентине квартиру Ч.2

Начало здесь

Прошло уже более восьми месяцев с того момента, как Валя с детьми поселилась в коммуналке. Ей ещё очень крупно повезло, что там не проживали ни дебоширы, ни отпетые алкоголики.  Две комнаты сдавались, в одной жили две молодых женщины и они работали двое суток через двое, другую сдавали молодой семье.  В двух жили бабушки, ещё одна комнату занимала семейная пара с ребёнком чуть старше, чем Валины дети, мужчина, вот он любил выпить иногда, но был не шумным. Ну и одна комната была заперта, в ней не жили. Дети уже привыкли, что в туалет нужно отстоять очередь, поэтому старались проснуться пораньше, у каждого свое сиденье к унитазу, в кухне всегда пахло чем-то подгоревшим и квашенной капустой. Но и здесь Валя умудрялась печь пироги, угощать обязательно соседей и, если  была возможность между составлением смет и отчетов, сходить к Елизавете Павловне.

Дело было не только в её проснувшейся любви к бывшей свекрови, этого хотели дети. Вырваться куда-то из своей комнаты в коммунальной квартиры было для них праздником.  Елизавета Павловна начала сдавать после больницы, поэтому блины для всех жарила теперь Валя. Она же и приносила ей продукты и лекарства из аптеки. Бабка была рада такой помощи, а Валентина и дети имели хоть какую-то отдушину.

Как-то Елизавета Павловна рассказала, что у её сына родилась дочка. Он приходил с новой женой в гости, жена эта из под Курска, решила Москву красотой покорить. Пришла уговаривать съехаться. Бывшая свекровь криво усмехнулась:

– Ага, съехаться. А меня потом на помойку! Долго ли я смогу прожить с малым дитём в одной квартире? Тут мне помощь нужна. Конечно, молодуха предлагала все, лишь бы уговорить меня, но я не мужик, что меня уговаривать? Главное, хотят ещё и в ипотеку влезть, чтобы 3 комнаты взять. А то я не понимаю, что захочет потом все пополам делить. Пусть берут в ипотеку двушку. Ты не стала делать отворот, ну может и правильно. У каждого своя судьба. Спасибо, что приходишь ко мне. Кирилл обиделся на меня, сказал, что ему некогда ко мне приходить, ребёнок маленький. Ты вот приходила и с двумя, время находила. Хоть и не часто, но приходила.

– Ну он все-таки сын родной.

– Не родной, сестры моей сын. Та уехала  на Север, денег заработать, так и осталась там. Высылала сначала денег, а потом перестала. А я на себя его оформила, люди помогли. Он помнит,  что мама у него не я. Искать пытался, но не нашёл концов, страна большая. Теперь вот вспомнил, что я чужая. А как растила его, как ночами не спала, ждала с гулянок, как болел – забыл он.

Эти слова были для Валентины неожиданностью. Она даже подумала, не сошла ли старуха с ума, ведь Кирилл никогда не говорил, что она ему не родная.

Свекровь, как бы читая её мысли, ответила ей.

– Не сошла я с ума, сама спроси у Кирилла, кто его мама. Растила его сама, знаю, что такое безотцовщина.

Валентина пропылесосила стареньким пылесосом Ракетой комнату и прихожую бывшей свекрови, вымыла полы на кухне. Ведь у свекрови сил хорошо убраться уже не было. И поспешила домой, там у неё ещё квартальный отчет лежал незаконченный.

В марте, в конце месяца свекрови не стало. Валя знала, где лежит паспорт захоронения, куда похоронить её. Кирилл позвонил и попросил помочь похоронить, ведь у его Аллы маленький ребёнок и она боится кладбища. А он сам не знает,  что делать. Валя знала, что Елизавета Павловна откладывала деньги со своей пенсии на похороны, чтобы и в церкви отпели и чтобы все было « по-человечески». Ну с помощью Кирилла и похоронили, оказывается, её помнили и на последней работе и соседи пришли помянуть. Валя решила, что последний долг она отдала покойнице как полагается.

Теперь ходить в гости было не к кому. Валя с головой ушла в работу, детей нужно было обуть – одеть на лето, вечные поборы в школе, Кирилл платил алименты, но они были небольшими, их Валя откладывала на улучшение когда-то жилищных условий.

Кирилл наконец-то переехал жить в мамину квартиру, после оформления наследства планировал её продать и оформить ипотеку на 3-х комнатную. Детей удалось отправить на лето в лагерь по путёвке от предприятия на 2 месяца. Они приехали в августе загорелые, веселые. Проживание в коммунальной квартире закалило их и они с лёгкостью переносили будни летнего отдыха. Уложив их спать, Валя пошла на кухню приготовить на завтра им обед. Она даже не представляла, как она оставит самих детей, пусть и перешедших в третий класс. Она приготовила куриный суп, отварила гречку и поджарила по ножке детям. Оставила на своем столе остывать, она зашла в комнату….За столом сидела её свекровь Елизавета Павловна и смотрела на неё поверх своих очков, как обычно.

У Вали похолодело в груди, ноги приросли к полу.

– Ну чего стоишь? Проходи, твоя же комната. Что-то понадеялась на нотариуса, но видать, зря. Ты вот сходи сама к нотариусу, что в соседнем доме живет. Квартира тебе принадлежит, а Кирюшка то уже покупателей водит. Или хочешь всю жизнь тут проживать? Я все пошлины за тебя уплатила. Не возьмёшь квартиру, каждый день приходить буду.

– Елизавета Павловна, так вы вроде бы померли, хоронила я вас.

– Ну за это и получишь квартиру –то мою. Всё ты сделала, как я и хотела. 40 дней, правда, не отметили, но тебе и доступу в квартиру не было. Завтра проверю, ходила ты к нотариусу или нет? – и исчезла.

Сердце у Валентины бешено колотилось, руки дрожали. Шутка ли, тут вот только что сидела покойница, как живая и рассказывала ей о нотариусе. Как Валентина ещё сознание не потеряла?

Назавтра, захватив паспорт, Валя отпросилась у руководства на полчаса к обеду и поехала к нотариусу. Там и узнала она, что есть завещание на её имя, но адрес указан неправильно и письмо вернулось. Были оформлены все документы, пошлина, как и говорила покойница, была оплачена и Валентина стала владелицей однокомнатной квартиры покойной свекрови.

Уже после работы она сразу поехала к Кириллу, который проживал в той квартире и предъявила свои документы, дав на выселение 3 дня.

– Да как она могла, родная мать такое сделать! Я судиться буду! Я ей родной сын.

– Сам знаешь, что не родной, но это такое.. Судись, я не возражаю. Но квартиру освободи. Пока это спорное имущество, не твое. И не чужим отходит, твоим детям.

– Куда я годовалым ребёнком пойду?

– Тебя не интересовало, куда я с двумя твоими же детьми пойду. И меня не интересует. Ты здесь не прописан, ребёнок не прописан, не зима, прошу освободить помещение. Или я через 3 дня обращусь в милицию. Конечно, документы ещё не были зарегистрированы на её имя и она немного блефовала. Но однокомнатная квартира с большой по тем меркам кухней в 8,5 квадратных метров это не комната в коммуналке. Пусть сам поживет в коммуналке, постоит в очереди в умывальник.

– Выскочила Алла, что-то там начала орать.

– А ты вообще помолчи, опоила мужика, увела из семьи, думала, он ипотеку возьмет, а ты сразу делить будешь, потом богатенького найдёшь, красавица ты наша. А не выйдет, твой приворот твоей же дочке расхлёбывать придётся. В общем, через три дня приду с милицией. А ты проконсультируйся, следует ли деньги на адвокатов и суды тратить. Если суд проиграешь, мои расходы также оплатишь.

Дома дети уже ждали, не голодные, соседская бабушка накормила их картошкой. Валя решила пока детям не рассказывать о наследстве. Вдруг и впрямь, как и обещал Кирилл, он со своими детьми судиться будет.

Продолжение здесь

 

10
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика