Почему же свекровь оставила Валентине квартиру. Ч.3

Начало здесь, предыдущая глава здесь

На следующий день Кирилл встретил её после работы.

–  Валя, ну давай по честному поступим, продадим квартиру и разделим пополам. Да и куда я сейчас пойду с маленьким ребёнком? Мне придётся судиться.

– Кирилл, я не поняла тебя. А со мной ты собирался поделиться, когда вступал в наследство? Вернее, с нашими детьми. Ты что, собрался со своими детьми судиться? А куда я пошла с двумя, не с одним ребёнком, как у тебя? В коммуналку. Ты сказал, что тебя не интересует, где мы будем жить, у тебя любовь. Ни один суд (тут она опять блефовала, так как не знала, что будет) не признает твои притязания правомочными. И соседи подтвердят, что ты у матери  бывал редко. И завещание она дала практически на двоих внуков, так как вы вдвоем одного ребёнка поднимать будете, а я одна двоих должна поднять. Так что ничего у тебя не выйдет договориться. Ну разве что можешь алименты не платить, я напишу заявление, что отказываюсь от алиментов.

– Ну и стерва же ты, Валентина, оказалась.

– Будешь оскорблять, не буду отказываться. Хотя, по большому счёту, ты ещё когда-то сам пожалеешь об этом отказе. Бортанёт тебя твоя молодая жена, прибежишь к детям, но будешь для них чужим дядей.

– Не бортанет, она меня любит, не то, что ты!

– Ой, ли. Ну ладно, не моё дело. Через 10 дней приду с милицией выселять тебя. Ты думаешь, что двум 9 летним детям и маме нормально в коммуналке жить? И ведь я квартиру не смогу сама купить, всю жизнь им пришлось там жить. Вот бабушка и пожалела их.

Ладно, я спешу домой, мне ещё детей кормить. Как съедешь, подам заявление, чтобы алименты не высчитывали.

И Валентина поспешила домой. Она ещё вчера отдала бумаги на регистрацию прав собсттвенности и собиралась потом с ними идти к участковому, если Кирилл не будет выселяться.

Дома она всё-таки решила сказать детям, что бабушка оставила им свою квартиру и, если папа не будет пытаться её забрать, то вскоре они туда переедут. Дети закричали «Ура!», так что Валя даже пожалела, что наперёд похвалилась новостью. Но они пообещали молчать до переезда.

Кирилл выехал через неделю, встретил её после работы и передал ключи, буркнув, чтобы она подавилась.

– В смысле, чтобы Вика и Витя подавились? По-моему, приворот попал на благодатную почву. Десять лет прожила с тобой, видела, что ты …конченный, но чтобы детям желать подавиться, это уже слишком. Всё вынесли из квартиры, или хоть стены оставили?

Кирилл молча развернулся и ушёл. Валя покрутила в руках ключи, подумала. Сосед по коммуналке, хоть и любил втихую выпить, но был неплохим слесарем. Вот к нему она и обратилась сразу, как пришла домой. Пока дети были на продлёнке, она попросила съездить с ней и поменять замки в квартире. За вознаграждение, конечно, сосед согласился. Руки у него были золотые, посмотрев на ключи, он подобрал для одного ключа новую личинку с ключами, другой замок поменял полностью.

Квартира действительно была пустая, даже старенький пылесос Ракета и того не было. Шкаф был пустой, а ведь Валя знала, что там были запасы постельного белья и полотенец, посуды также не было, лампочку и ту выкрутили. Стоял только диван,  откуда и забрали Елизавету Павловну, пару табуреток, кухонный старый стол и старый сундук, где покойная хранила свои личные вещи.

– Это что за Мамай здесь прошёл, – отозвался сосед, зайдя следом за Валентиной.

– Родной отец моих двойняшек, – ответила Валентина и сразу же вышла оттуда. Какое-то мерзкое ощущение было у неё, когда она была в квартире.

Когда она вернулась, дети уже поужинали. Чем хороша коммуналка, так тем, что соседи присматривали за детьми и разогрели им покушать, пока пришла мама.

Дома она показала детям ключи и сказала, что в выходные поедут и посмотрят, что осталось от бабушкиной квартиры. Она не собиралась настраивать детей против отца, но они и сами не слепые, видели бабушкину квартиру полгода назад, теперь пусть посмотрят, что стало. Купить нужно много чего было, денег отложила всего ничего.

Пошла готовить детям и себе на завтра  завтрак, обед и ужин, завтра пятница, продлёнки в школе не было. Сосед,  конечно, купил бутылку и пошёл в комнату расслабляться. Зашла она уже поздно в комнату, дети угомонились и давно спали. Закрыв за собой дверь, она повернулась к столу и вновь по её спине прошёл мороз. За столом снова сидела покойная свекровь.

– Что, никак не привыкнешь? Так у тебя дар покойников видеть. Вот что я тебе скажу на этот раз – то, что ключи поменяла – это хорошо, Алла на них заговор сделала. Ты с детьми не спеши заходить в квартиру, сама поищи в диване хорошенько, да варежках ищи, не голыми руками, также подарок найдёшь. Комнату эту продавать не спеши, сдай её пока. А на моём диване можешь спать спокойно, я часто тревожить не буду. И не спеши от алиментов отказываться, ты в пустую квартиру идешь. Что годами копила, откладывала, все вынесли паршивцы.

– А почему не идёте на покой, Елизавета Павловна? Ведь не здесь вам место.

– Да вот нужно было тебя предупредить, кто сказал бы за подарок? Да и никто не провёл на 40 дней меня, забыли все, только ты вот свечку купила и заказала за упокой.

Валя подумала, что за эту неделю нужно было бы и сорокоуст заказать. Вот же недогадливая. Старуха кивнула головой, конечно, она услышала её мысли.

– А почему я могу видеть покойников, Елизавета Павловна?

– А все мы умеем, кто  что. Ты – духов и покойников видеть, я…ну я тебе там подарок в сундуке оставила, хорошо, эта паршивка не выбросила. Не стала рыться в бабьих тряпках. Ты, когда подарок сжигать будешь, сожги подальше от людских глаз и пожелай, чтобы каждому воздалось по его заслугам.

– Спасибо вам, Елизавета Павловна. Вы действительно, как мать родная ко мне отнеслись.

– Да уж,  как мать. Это тебе спасибо, что похоронила по-людски,  да и ходила ко мне с детьми. Хотя сама себе говорила, что из-за детей, ведь так?

– Так, вы все знаете же. Не могла по-другому поступить.

– Вот и теперь мой черёд поступать так, приходить к тебе.

И растаяла она, как её и не было вовсе. А Валентина подумала, что действительно помогает ей покойная свекровь. Вспомнила об варежках и поискала свои старые. Кинула в сумку ещё и спички. Утром сказала детям, что она опять придёт поздно, а они чтобы посторонним, не соседям, дверь не открывали. Заодно  напомнила, чтобы они уроки сделали, не откладывали на воскресенье.

Шефа сегодня не было с утра, и она отпросилась у зама пораньше на часок. Поехала на квартиру, там поздоровалась с соседкой, которая очень обрадовалась, что Валя будет жить по соседству теперь, так как Кирилл, а особенно его жена за полгода успели поссориться со всеми в подъезде.

Зайдя в  квартиру, она сразу направилась к дивану. Осмотрела его тщательно, каждый сантиметр и нашла в одном месте подпоротый шов. Пришлось его аккуратно распороть дальше и , одев варежку, выковырять небольшой узелок. Разглядывать его внимательно она не хотела, но волосы, кости и иголки скрученные в узелок, показывали на то, что это тот «подарок». Она все завернула в газету, потом сняла варежки и завернула во вторую газету и поспешила из квартиры подальше. Там, через несколько домов начинался пустырь.

Горел подарок плохо, несмотря на несколько газет, но все-таки удалось сжечь все за третьим или четвертым разом. Не забыла Валя и пожелания. Придя домой, она сразу приняла душ, хорошо, что он был свободный. Нужно будет завтра пойти с детьми в парк, но сначала она зайдет в церковь.

Продолжение следует

16
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика