К чему привело расследование пенсионера в отношении своих детей

Григорий Савич ушёл на заслуженный отдых лет 5 назад. Пенсия неплохая, так как работал в одном ведомстве, откуда на пенсию ушёл в 50 лет по выслуге, затем работал (так и хотелось сказать по привычке – служил) в охранном предприятии начальником отделения. Получал также неплохие деньги. Сейчас в свои 60 лет он выглядел неплохо, был в хорошей форме.

Его жена Тамара умерла 15 лет назад, тогда на работе ему помогли с похоронами, помогли с местом на кладбище, дали людей, помогли материально. Конечно, сначала было тоскливо. Тома была его, как он называл – боевая подруга, которая прошла с ним огонь и воду. Они поженились ещё в перестроечные годы. Сначала им выделили комнату в семейном общежитии на две семьи. Они повесили на верёвку покрывало и перегородили комнату пополам.

Да, и такое было. Потом уже им выделило начальство по комнате, потом, со временем, по мере повышения в должности и увеличения семьи получили они квартиру, Потом и дача появилась. Небольшая, скромная, но своя и дети, Миша и Соня могли там бегать по зелёной травки и щипать огурцы и зелёный лук прямо с грядки. Тома не сидела у него на иждивении, а всегда работала. Она работала почти до самой смерти. Поздно они  спохватились, операцию было делать уже бесполезно. Как же он просил её не оставлять его одного!

Она гладила его руку и говорила, что все у него будет хорошо, дети на старость о нём позаботятся.

А дети выросли, у каждого свои семьи. Григорий Савич пошёл на работу. Он весь день был в движении. То на один объект поедет, то на другой, то с новыми клиентами осуждает вопросы. И деньги были не лишними и забывал о своей утрате. До вечера. Потом познакомился с женщиной. Она раз неделю приходила его навещать, приготовить кушать, убраться, переночевать. Они вместе ходили в супермаркет и Наталья покупала продукты на двоих, в смысле для себя пакет и для Григория, а оплачивал все Григорий. Да он был не против и сам предложил ей. Не деньгами же ей отдавать. Просто покупал нужные вещи ей. Ну вот такие были у них отношения. Наталья была бы не против переехать к нему насовсем жить в его трёхкомнатную квартиру, но Григорий Савич не хотел. Ну не чувствовал он той теплоты от неё, как от женщины, а жить лишь бы не самому ему не хотелось.

В конце- концов эти отношения зашли в тупик и Наталья вышла замуж неожиданно. Когда он ей позвонил, она ему сообщила, что выходит замуж и пусть он ей больше не звонит. Так это или нет, он не знал, ушла и ладно.

Дети у него более- менее были пристроены, у обоих свои квартиры, свой круг общения. У Миши было 2 внука, у Сони внучка, но встречались они только на даче летом, куда с весны отправлялся Григорий Савич по привычке сажать свои грядки и ухаживать за садом. В середине лета у отца был день рождения и дети старались всегда в этот день приехать и поздравить отца с днём рождения, отдохнуть, вспомнить своё детство.

Собственно, все с прошлого дня рождения и началось. У Григория руки росли с правильного места и, кроме грядок, устроил и гамак на столбиках и бассейн надувной, в котором не только дети, но и взрослые могли поплескаться. Да и много чего. Вот Славик и устроился в тот день в гамаке, так и пролежал в нём почти до обеда.

Звали его, звали, чтобы помочь. А он отмахивался, что раз в месяц имеет право ничего не делать. Да какой там раз в месяц!!! Он работал сутки через трое охранником, куда его устроил тесть по старым связям. И Соня постоянно обращалась к папе за материальной помощью.

Миша также был не против покачаться в гамаке, но его постоянно кто-то занимал. В конце концов он раскричался, что обрежет сетку.

– Не ты делал, не тебе обрезать, Миша. Хочешь качаться, – поставь себе гамак свой, никто его занимать не будет.

– Будет моя дача, буду ставить, – огрызнулся он.

– А почему это будет твоя дача? А может и моя – взвизгнула Соня.

– А ты вообще помолчи, сидишь на папиной дотации и дачу тебе подавай.

Так слово за слово и все переругались. Забыли уже и повод, по какому все собрались здесь. А на следующие выходные приехал Григорий Савич, переделал дела и улёгся под яблоней в гамаке после обеда отдохнуть.

А гамак раз и оборвался! Да так, что он ударился больно спиной и подвернул ногу. Оборвался. Григорий Савич рассмотрел края шнура. Кто-то аккуратно подрезал и оставил тонкую серединку. Она не выдержала веса человека и оборвалась.

– И кто же из них это сделал?- начал размышлять Григорий., а потом решил, что это успеется. Сейчас он перезвонил соседу по даче и попросил, чтобы тот помог ему добраться до дома.

Сосед был через минут 10, осмотрел быстро пухнущую ногу, и было принято обоюдное решение отвести Григория в травматологию.

На месяц одели гипс на порванные связки и корсет на позвоночник. Полежал в гамаке. Конечно, за ним нужен был уход. Вот он и позвонил Соне, чтобы та забрала его к себе на месяц.

– Папа, мы ремонт в ванной начали. Не помыться, не  умыться. Да и пыльно. Не могу, прости.

Ремонт в ванной и он с больной ногой – конечно, будет сложно, согласился отец.

Он позвонил Мише и объяснил ситуацию. Миша сказал, что сейчас все решит с Инной, женой. Инна была жёсткой и скандальной женщиной. Было удивительно, как сын её терпит. Она полностью командовала семьей и не только сыном, но и двумя внуками. Ох, как не хотел Григорий Савич ехать к ней, но что делать?

Через полчаса перезвонил Миша и сказал, что заберёт отца, но только на месяц и чтобы тот отдал ему за месяц свою пенсию. Ведь у семьи бюджет не резиновый. А о том, что отец помог ему с выплатой кредита на машину, он уже забыл.

– Хорошо, сынок, я сейчас соберусь. Понимаешь, кто-то подрезал верёвки на гамаке, вот я и ударился.

– Значит, Славик  постарался всё-таки? Чтобы ты на меня подумал и дачу им отписал? – ну вот умники!

Деда поселили в комнате с младшим внуком и было видно, как тот недовольно надул губы. Но мама его успокоила:

– Потерпишь месяц, а может дед уйдет и раньше. За это он нам дачу подарит.

Невестка с дедом не особенно церемонилась. Кушать звала, когда все поедят. Еда поэтому была остывшая. Никаких разносолов, никаких деликатесов предложено ни разу не было. А ведь пенсия была не маленькой. Единственное, что он мог себе позволить лишнего, это пару яблок в день или горсть черешен. Он слышал, как Инна пилила Мишу по любому поводу. Видел, как она смотрела с досадой на свёкра.

Через 2 недели Миша отвозил отца  на приём к врачу и по дороге начал вопрос о том, чтобы Григорий переехал к ним жить. Ну дачу пусть переоформит на него, на Мишу.

– А с квартирой как? – осторожно спросил отец

– Решим. Со временем, – уклончиво ответил сын и потом добавил, что их квартиру нужно расширить.

Отец задумался. Ему только 60 лет, то, как он жил у невестки, это уж лучше в богадельне.

Врач сказал, что связки заживают долго и минимум месяц ещё нужно походить в лангете. Григорий Савич похромал с костылями  на улицу к  машине сына. Сын стоял спиной к двери и разговаривал по телефону с Инной. Отец выслушал весь диалог, потом воскликнул, как будто бы он только что вышел:

– Ой, Миша, я уже закончил. Можем ехать домой.

Дома, пока никого не было, Григорий Савич позвонил соседу.

– То, чем мы договаривались, в силе. Можешь приехать завтра за мной в это же время?

Продолжение следует

 

 

 

 

50
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика