Кто я? – пыталась вспомнить девушка, очнувшись в больнице. Ч. 2

Скорость голоса:

Глава 2

Начало здесь

Завтра должна быть операция. К ней у Дизы было двойственное чувство, с одной стороны консилиум решил, что она девушке нужна, с другой стороны, больница получит за эту операцию приличную сумму. А может быть ей бы просто больше заниматься с физиотерапевтом, не только массаж, но и гимнастику, занятия на тренажёрах и тому подобное. Она уже потихоньку ходила по коридору.

Но с другой стороны, врачи же лучше знают, как нужно. Она размышляла об этом и, кажется, задремала. Проснулась от того, что скрипнула дверь в палату. В палату зашла молодая женщина в одежде медицинского работника. Лиза смотрела на неё и почувствовала, что кого-то она ей напоминает, но кого- она узнать не могла.

– Когда же ко мне вернётся память? – с досадой подумала она.

– Привет, Лиза, – поздоровалась вошедшая.

– Мы можем поговорить?  Мне нужно тебе кое-что сообщить и то, что я расскажу, тебя немного удивит. Я узнала совсем недавно, что тебе будут делать третью операцию. Лиза, ты знаешь, что ты относишься к достаточно обеспеченным людям. Пока к тебе не вернулась память, ты не можешь нормально оценить обстановку. Я хочу, чтобы ты знала, что в аварию ты попала не просто так, все было подстроено. И те, кто пытался тогда тебя убить, свои намерения не оставил. Завтра во время операции у тебя диагностируют остановку сердца, её должен будет, если можно так выразится, организовать анестезиолог. Ему очень неплохо заплатили и сразу после операции он улетит на отдых в Таиланд. Билеты и путёвка у него в кармане, деньги на зарубежном счету и это билет в один конец. На самом деле действительно в один конец, свидетелей не оставляют.

– Боже мой! Что же делать? И главное, я не нашла никого родных, меня никто не ищет, – воскликнула Лиза.

-Найдут, не переживай, богатенькая родственница так просто не теряется. Как только ты выздоровеешь и за тобой не нужно будет ухаживать, они сразу появятся. Теперь давай поговорим, как тебе избежать завтрашней операции. Ты знаешь, что у тебя есть аллергия на некоторые лекарства и препараты? Ну да, ты сейчас ничего не помнишь. У тебя аллергия на обыкновенную валерьянку. От неё ты покрываешься сыпью.

И вот вечером в 19.15 ты пойдёшь к посту медсестры, у неё в шкафчике слева стоит флакончик с valeryankoi. Медсестры на месте не будет. Ты возьмешь флакон и отсыплешь себе…, зайдешь в палату, через минут 15 у тебя появится первая сыпь. Подожди ещё минут 10 и обратись к медсестре. Она позовет врача, он увидит сыпь и завтрашняя операция будет перенесена.

Новый анестезиолог проведёт операцию, как нужно, они не успеют с ним договориться. Да и вообще, ты можешь без неё обойтись, только будешь дольше восстанавливаться.

Ну ладно, удачи, мне нужно ещё организовать одно дело.

– Спасибо тебе, а кто ты и как тебя зовут? Такое впечатление, что я тебя раньше встречала. Но я не могу вспомнить.

– Ничего, со временем вспомнишь. Да, ты меня очень хорошо знаешь. Удачи тебе. – И незнакомка как бы выскользнула в дверь.

Лиза осталась одна. Слова незнакомки испугали её и заставили по-другому взглянуть на ситуацию. Действительно, она слепо доверяла врачам, до сих пор не позвонила следователю, чтобы спросить об аварии. Ничего не узнала о том, кто были её спутники, не стала разыскивать родных. Просто занималась собой. Поверить ей? А что она теряет? Просто перенесут операцию. А  valeryankа такой безобидный препарат….

Примерно в 19,10 по коридору пробежала медсестра. Лиза уже встала и стояла под дверью. Как только медсестра пробежала, девушка медленно прошла к посту медсестры, открыла шкафчик. Там среди других препаратов действительно стояла бутылочка с жёлтенькими таблетками. Лиза быстренько отсыпала себе в ладонь столько, сколько советовали, а остальное поставила на место.

Дальше она действовала по инструкции. Через некоторое время её шею и верхнюю часть тела полкрыла мелкая красная сыпь. Она подошла к медсестре и показала её.

– Что за день сегодня! То сердечный приступ, то аллергия. А ведь у вас завтра операция. Очень чешется?

– Да. – И Лиза машинально почесала шею.

– Ясно. Вячеслав Сергеевич, это опять я. Да, у меня у больной Тихомировой сильная сыпь. Нет, шея вся красная. Хорошо, я уколю антигистаминные. Ой, Вячеслав Сергеевич, по – моему, у неё отёк Квинке начинается.

Лизе помогли, введя внутривенно препараты, поставили капельницу и завтрашнюю операцию, естественно, перенесли.

После операции, когда она открыла глаза, увидела вновь ту молодую женщину, которая стояла у ёе ног и показывала большой палец вверх, затем она молча повернулась и вышла. Через минуту в палату зашла медсестра, которая работала в реанимации.

– Кто та женщина, которая только что вышла из палаты?- спросила хриплым голосом Лиза.

– Какая женщина? Никакой женщины здесь не было, это у вас наркоз выходит. Это же реанимация, тут посторонних не пускают. Давайте, я вам обезболивающий поставлю.

– Странно, я же её ясно видела. И боль ощущала, – подумала девушка.

После этой операции она быстро поправлялась. Через 3 дня её перевели в палату, где она и лежала до этого. Повязку с головы с неё уже сняли и она с ужасом рассматривала шрам возле уха, остриженные волосы, которые уже начали отрастать, опухший нос.

Затем к ней пришёл пожилой мужчина. Он представился её управляющим и сказал, что рад тому, что она осталась жива и что он её предупреждал, чтобы она не ездила в тот день. У него было нехорошее предчувствие. Но кто-то позвонил ей и Лиза выбежала из дома, отказавшись взять с собой охранника. И вот результат.

– Я обещал твоему отцу, что буду заботиться о тебе, как о родной дочери. И вот не уберёг. Главное, делал запрос во все инстанции и никаких результатов. На той неделе мне сообщил следователь, что ты жива и в больнице. Я очень рад.

– Простите, в результате аварии я совсем потеряла память. Я абсолютно ничего не помню. И как вы узнали меня такую, всю в шрамах и синяках? Это точно я? То есть, вы точно меня узнали?

– Ты Лиза Тихомирова, я в этом не сомневаюсь. А ты точно меня не помнишь?

– Не помню, – грустно покачала головой Лиза и добавила

– Если я богатая, меня захотят ограбить. Я совсем беспомощная сейчас. Но я не собираюсь подписывать какие-то бумаги, связанные с деньгами.

– О. А говоришь, потеряла память. Ты рассуждаешь, как и до аварии. Не подписывай, пока все не прочитаешь и не посоветуешься со мной.

– А как вас зовут?

– Павел Прохорович.

– Не помню, как бы вы не назвались. Мне жаль.

Продолжение здесь

 

 

ГОЛОСУЙТЕ!
[оценок : 2 средняя: 3]
12
2

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика