Кто я? – пыталась вспомнить девушка, очнувшись в больнице…ч.3

Часть 3

Начало здесь. Предыдущая глава здесь

Мужчина посмотрел на неё, вздохнул.

– Елизавета Савельевна, я обещал отцу, что присмотрю за вами. И я пытался сдержать своё слово. Но в  последнее время вы вели себя, мягко сказать, не последовательно и я был в замешательстве. Но я очень рад, что вы живы, я искал вас в полиции и приходил опознать вас, пока вы были без сознания. Жаль, конечно, что вы сейчас ничего не помните, но я постоянно на связи с врачами и общался с ними по поводу амнезии.

Они пообещали мне, что память у вас должна со временем восстановится. Возможно, этому поможет какой-то толчок. А пока я вас очень прошу, никаких бумаг не подписывайте, пока вы не будете понимать, что вы подписываете. Вот вы не доверяете сейчас мне и это правильно Мало ли, я назвался вашим управляющим делами и буду пытаться получить из этого выгоду. Но вы можете спросить обо мне в полиции.

– Ну не настолько же у меня паранойя, Павел Прохорович, – улыбнулась девушка.

– Я вас очень прошу забрать меня домой, думаю эти тренажёры, физиотерапевт и тренер могли бы приходить домой. А ведь дома и стены лечат, может, я и вспомню быстрее все. Я устала здесь от этой больничной обстановки, уколов, измерения температуры, от этой еды, наконец.

– Я узнаю тон Елизаветы Савельевной, меня это радует. На послезавтра можете рассчитывать на обед дома. Я поговорю с лечащим врачом, подготовлю комнату для вас на первом этаже, закажу и установлю необходимые тренажёры, чтобы вы не пропускали ни дня и скорее выздоровели.

– Да, и я хочу, чтобы родственники, какие у меня есть, не приходили ко мне. Не приходили во время болезни, не хочу их видеть и потом. Оказывается, меня никто и не разыскивал, кроме вас!

– Вам все равно придётся с ними встречаться.

– Но это потом, когда я их вспомню, хорошо?

– Хорошо, Елизавета Савельевна, я пойду, чтобы застать вашего лечащего врача.

Вечером, когда все разошлись, медсестра провела все необходимые измерения и процедуры, двери в палату открылись и вошла та самая молодая женщина, что являлась накануне и после операции.

Лиза была рада её увидеть.

– Как хорошо, что вы пришли ко мне. Я вас ждала. Но сначала ответьте мне – кто вы? У меня есть некоторые догадки на этот счет.

– Думаю, это правильные догадки, да, я призрак, привидение, дух – как назовешь так и будет. Я угадала, ты это имела ввиду? А вот чей дух – об этом как ни будь позже.

Лиза кивнула, она до последнего надеялась, что это – просто её фантазия и эта женщина просто сотрудник больницы. Затем она продолжила расспросы.

– Ну если вы дух и уже однажды мне помогли, не скажете мне, могу ли я доверять этому Павлу Прохоровичу. И кто желает моей смерти? Принимать или не принимать мне родственников и когда ко мне вернётся память?

– Ого сколько вопросов! Ну давай я отвечу на те, на которые я знаю ответ. Павлу Прохоровичу ты можешь доверять, как самому себе. Его не бойся, он тебя не подставит. Ну пока, по крайней мере. Кто желает твоей смерти ты узнаешь сама, когда все вспомнишь. Ты правильно решила не пускать пока к себе своих родственников. И насчет вспомнишь – ты не совсем будешь рада тому, что ты вспомнишь. События, которые предшествовали аварии, были не совсем, мягко говоря, красивыми. Поэтому, чем дольше не будут знать, что ты все вспомнила, тем лучше для тебя. Твоя память, то есть амнезия – это твоя защита. По документам надейся на Павла Прохоровича, советуйся с ним, он поможет.

Ну всё, что могла на сегодняшний день, то и подсказала. Я буду к тебе наведываться иногда, если будет что-то критическое. Но запомни главное, что долгое время не должны знать, что ты что-то вспомнила. Поверь, это в твоих интересах. Но ты все вспомнишь. А пока отдыхай, скоро ты отсюда уйдешь, начнётся тяжёлая жизнь богатой наследницы.

Женщина подошла к двери и как будто и открыла её, и как будто просто просочилась. Лиза осталась одна врастерянности. Столько новостей, которые принесли ещё больше вопросов. Что же она такого сделала, о чем ей будет неприятно вспоминать? Хочется думать, что никого не лишила смерти. Иначе, это будет с ней всю оставшуюся жизнь. Нужно будет позвонить следователю, что они расследовали по аварии? Или поговорить сначала с её управляющим? Вопрос о том, что она просто так вот навещает чей-то дух, девушку совсем не волновал, она его не боялась.

На следующий день были подписаны все бумаги и согласия, выписаны назначения, было договорено с врачом, что он будет её навещать дважды в неделю в течении месяца, естественно, за дополнительную плату. И вот на следующий день Лизу спустили в кресле- каталке вниз, там её усадили в машину и отвезли домой. Она поразилась, насколько её дом был огромным.

– Зачем мне одной такой дом? Неужели там живут и родственники, – подумала она. Машина подъехала прямо к дому, минуя ворота. Её встретили у входа Павел Прохорович и какая-то женщина. Управляющий представил Лизе её сиделку и помог ей зайти в дом. В прихожей её встретила богато одетая и, кажется, немного злоупотреблявшая косметикой женщина:

– О, Лиза приехала. Да, вид у тебя не ахти, что, врачи не могли тебя подлатать получше? Да, в гроб краше кладут, – от этих слов Лизу прямо покорёжило. Как так можно говорить человеку, который еле выжил после такой аварии?

– Павел Прохорович, а кто эта женщина? Я её не помню.. – обратилась она к управляющему, указывая пальцем на «приветливую» женщину.

– Елизавета Савельевна, это ваша родная тётя, сестра вашего покойного отца.

– А что она здесь делает? Она владелица или совладелица этого дома? – не обращая на возмущение тёти, спросила Лиза.

– Нет, Елизавета Савельевна, полная владелица дома – это вы, она здесь просто проживает, ей когда-то разрешил жить ваш отец, чтобы она помогала ему вас воспитывать.

– Вот как? А я-то думаю, что же она не выходила из моей палаты, передачками засыпала меня. Завтра, нет, сегодня пусть выселяется, я совершенно летняя, а нахлебников мне не нужно. Если не захочет, вызовете полицию. И не пускать её ко мне, я устала от переезда и буду отдыхать. – не обращая внимание на крики и возмущения тёти, Лиза пошла в комнату, которую ей подготовил управляющий. Тётя рванула за ней, доказывая, что она имеет полное право, как ближайшая родственница, здесь находится.

– Павел Прохорович, я же просила её ко мне не пускать, она отрицательно влияет на моё самочувствие,  мне от её криков становится плохо. Да вызовите, наконец, охрану, чтобы её вышвырнули отсюда. Мне врач рекомендовал покой.

– Ангелина Аркадьевна, ну действительно, Елизавета Савельевна только приехала из больницы, зачем вы поднимаете крик.

– Если она больна, пусть её освидетельствуют. Почему её выписали раньше времени? Пусть бы долечивалась, там отличные условия.

– Её выписали в домашние условия, так лучше для её здоровья и так решили врачи ( Он чуть не сказал, что врачи лучше понимают, чем тётя, но дипломатично смолчал)

– А ты вообще кто такой? Почему лезешь не в своё дело? Думаешь, я не знаю твои делишки?

Лиза, вся бледная от усталости, открыла дверь и сказала:

– Павел Прохорович, если вы не можете выгнать эту хамку из МОЕГО дома, я вызову полицию сама. Может быть, по документам она и является моей родной тётей, но по отношению ко мне – она мне никто. Или мне снять где-то квартиру и выздоравливать там? Юридически я имею право выгнать её?

– Да, Елизавета Савельевна, юридически вы имеете право это сделать.

– Так пусть идёт отсюда на все четыре стороны, вещи ей соберёт горничная завтра и отправит туда, где она поселилась.

– Боюсь, их нужно будет собирать два дня и отправлять грузовиком.

– У меня что, не хватит денег на грузовик? Тётя Ангелина, не пошли бы вы…

Лизу мутило, но она устояла на ногах и закрыла дверь. Затем послышались мужские голоса, которые настоятельно рекомендовали тёте Але покинуть дом. Сиделка помогла Лизе улечься в постель.

– Ладно, первый шаг я сделала в этом доме, посмотрим, насколько он будет удачным, – подумала Лиза, засыпая от усталости.

Продолжение следует

ГОЛОСУЙТЕ!
[оценок : 3 средняя: 2.7]
9
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика