Кто я? – пыталась вспомнить девушка, очнувшись в больнице…ч.4

Скорость голоса:

Глава 4

Начало здесь. Предыдущая глава здесь

Всё – таки дома было намного лучше, чем в больнице. Лиза проснулась через два часа совершенно отдохнувшей. Затем при помощи сиделки она приняла нормально душ и помыла голову. Остатки волос и отрастающие за месяц волосы смотрелись ужасно, рубцы все ещё были красными.

– Лидия Ивановна, подровняйте мне волосы хоть как–то, не вызывать же парикмахера, чтобы она видела эти рубцы.

– Да, Елизавета Савельевна, давайте, садитесь, я выровняю. А потом будут отрастать новые, будем тогда пытаться что-то с ними делать. Через минут 20 придёт массажист, потом занятие на тренажёре, будете растягивать мышцы на ногах. А потом покушаете и мы попробуем пройтись по двору с вами.

В зеркале на неё взглянула незнакомая девушка, со слабыми следами зеленки, измученная, с впалыми глазами. Швы снимут только через 3 дня. Лидия Ивановна постаралась, насколько это было возможно, выровнять волосы, вздохнув при этом.

– Тётя Ангелина уехала?

– Ещё нет, собирается только. Она ждала, чтобы вы проснулись, хотела с вами что-то обсудить.

– У меня есть 5 минут, не больше и я буду делать массаж. Больше сегодня у меня нет на неё времени.

– Я её сейчас позову.

Зашла величественно тётя.

– Ты хотела меня видеть, Лизок? – она была сама доброта.

– Это вы хотели меня видеть, Ангелина Аркадьевна. Я попросила вас покинуть мой дом. Я вижу, в своем доме я уже и не хозяйка? Я сейчас звоню в полицию и попрошу прислать наряд, чтобы с вами разобрались, если вы нормальную речь не понимаете. Мне нужен покой, – нажимая на каждое слово, проговорила Лиза. Вы не даете возможность мне отдыхать в моем доме. А может, вы это специально делаете? Тогда я через суд добьюсь запрета приближаться ко мне и звонить мне. Я вам прямо сказала – забирайтесь, куда угодно, в гостиницу, в свою квартиру, снимайте, но избавьте меня от вашего присутствия. Я ясно выразилась?

– Но, Лизонька, ты же ничего не помнишь, а ведь я была для тебя родной мамой.

– Вы достаточно приветливо меня встретили. И вы побоялись заразы и не проведали меня за месяц ни разу. Это, по-вашему, так поступает родная мама? Наверное, русский язык вы не понимаете? – Лизино подозрение переросло в уверенность, что тетя во что-то замешана с её аварией.

– Лиза, мне некуда идти, у меня нет жилья, мне твой отец разрешил жить здесь всегда.

– А я не помню этого!  Когда вспомню, тогда и вернётесь. Я вам позвоню. А теперь пусть Павел Прохорович снимет вам квартиру на месяц, мне вы мешаете выздоравливать, мне нужны положительные эмоции, а не те, с которыми вы меня встретили сегодня. Всё, у меня массаж.

Ангелине Аркадьевне всё – таки пришлось уйти. Она проклинала себя за свою несдержанность к племяннице. Та до аварии и не такое терпела, правда их любовь была взаимной, поэтому тётя и не старалась сегодня быть вежливой и доброй.

Как же хорошо было быть дома. Была весна, на клумбах цвели крокусы, распускали бутоны нарциссы и тюльпаны. Она прошлась под руку с Лидией Ивановной по дорожкам, вдыхая запахи весны. Женщина предлагала ей повозить на коляске, но Лиза отказалась наотрез. Пусть ей было трудно, больно, но она должна ходить и ходить. Домашний обед с куриным бульоном также добавили ей сил.

Так прошло несколько дней. Тётя не показывалась, оказывается, у неё была шикарная трёхкомнатная квартира, куда и были перевезены все её вещи, а охране запрещено было её пускать в дом.

Подниматься по лестнице Лизе было трудно, поэтому она откладывала посещение кабинета её отца. Но  в самом конце следующей недели она с помощью Лидии Ивановны поднялась туда. Кабинет был недалеко от лестницы. Она зашла туда сама и попросила её не сопровождать. Она так надеялась найти что-то, что поможет ей все вспомнить, но ничего не вспомнилось, никаких, даже обрывков, воспоминаний. Всё по- прежнему было чужое. Она как будто скользила взглядом по чужой жизни. Подошла к столу, взяла фотографию в черной рамке и вдруг её как током пронзило – она встречала этого мужчину, но не может вспомнить, когда и где.

Если это её отец, почему она ничего не может вспомнить?

Она открыла шкаф, ничего….второй… там были какие-то альбомы. Она рассматривала старые, пожелтевшие фотографии семьи… Вот вроде бы это она, сначала маленькая, потом школьница, потом втроем с пожилой женщиной. Наверное, это бабушка. А вот папа с какой-то женщиной и девочкой, скорее всего с маленькой Лизой, ей было на фото года 3-4. А женщина держала Лизу за руку и вдруг.у Лизы заболела сильно голова. Эта женщина это же её мама!!!! Но у Лизы мама умерла при её рождении. Так ей сказали.

– Так, стоп! Здесь вот как раз нужно внимательно все обдумать, возможно, здесь и скрыта вся тайна, о которой ей рассказывал призрак. Что-то не вяжется во всем этом. Она внимательно рассматривала дальше фотографии. Вот и тётя, которая стояла теперь на месте её мамы, а она, Лиза, недовольно надула губы. Правда, она здесь уже постарше, ей лет 5-6. И чем дольше рассматривала Лиза фото, тем больше ей казалось, что это не её жизнь там была запечатлена.

Затем она вынула фотографию из альбома и спрятала в карман. На её место она вставила другое фото. Альбомы поставила на место и позвала Лидию Ивановну помочь ей спуститься по ступенькам. На молчаливый вопрос сиделки только грустно покачала головой.

– Ну не спеши, Лиза, некоторые и по полгода вспомнить не могут, а тут и двух месяцев не прошло, – Лидия Ивановна впервые обратилась к девушке на «ты».

Спускаться вниз было сложнее, чем подыматься и повариха поспешила на помощь. В комнате Лиза долго приходила в себя, от усталости дрожали руки и ноги, А может ещё и от того, что она близка к раскрытию тайны. У неё также резко начала болеть голова, ведь сейчас она пыталась вспомнить все. Пришёл Павел Прохорович. Домашние рассказали ему, что Елизавета Савельевна вышла на второй этаж в кабинет Савелия Аркадиевича, чтобы вспомнить свою жизнь. И вспомнить не вспомнила и хуже ей стало.

– Елизавета Савельевна, врач просил, чтобы вы не перенапрягались и я забирал вас домой под свою ответственность. Я тут решал некоторые вопросы, связанные с бизнесом и не был дома. Но я не думал, что вы решитесь на такие подвиги. А вдруг станет хуже?  И завтра меня не будет дома. Кстати, с Ангелиной Савельевной вопрос решился, я добился запрета на её проживание в этом доме в связи с тем, что это вредит вашему здоровью.

– Спасибо вам, Павел Прохорович, – слабым голосом ответила девушка. Я очень хотела вспомнить. Но я даже не узнала на фото своего отца. Понимаете, своего отца, а должна же. И у меня очень сильно болит голова сейчас.  Пожалуйста, попробуйте вести дела пока без меня, а сами объясняйте мне, когда будет время, что к чему. Возможно, моя память придёт ко мне не скоро. Надеюсь, это не отразится на бизнесе? Правда, для меня сейчас все так далеко и абстрактно.

– Елизавета Савельевна, когда вы пропали и вас неделю не могли найти, акции немного упали, но сейчас все идёт вверх, потихоньку, правда. Пару фотографий для новостей, как вы гуляете самостоятельно по саду и улыбаетесь, нам не помешают, давайте в воскресенье вас сфотографируют. А память… ну будем учиться по –новому, а что делать?

Головную боль получилось уменьшить травяным чаем. Лиза решила пить поменьше обезболивающих. Вечером, когда все уснули, она достала фотографию и начала её рассматривать….Мама… откуда она здесь на фото? И вдруг  как открылась какая-то шторка и Лиза начала всё вспоминать….

Продолжение следует

ГОЛОСУЙТЕ!
[оценок : 1 средняя: 5]
13
1

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

2 thoughts on “Кто я? – пыталась вспомнить девушка, очнувшись в больнице…ч.4

  • 11.11.2021 в 20:59
    Permalink

    Да, тяжело быть богатым. А тётка точно замешана. Думала прибрать к рукам наследство.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика