Кто я? – пыталась вспомнить девушка, очнувшись в больнице…ч.7

Скорость голоса:

 

 Глава 7

Начало  здесь. Предыдущая глава здесь

– Хорошо, Елизавета Савельевна. А Лидия Ивановна моя родственница. Очень порядочный человек старой закалки.

Лиза не собиралась рассказывать управляющему, что она что-то вспомнила. По крайней мере, пока не собиралась. Завтра должен прийти корреспондент, и она договорилась с управляющим, как ей лучше отвечать на разные каверзные вопросы.

Уже очень хорошо потеплело, Лиза встретила корреспондента, сидя за рисунком. На все вопросы Лиза отвечала спокойно, сказала, что рисование помогает разрабатывать ей кисть руки. Да, она практически мало вспомнила, особенно того, что касается последних лет её жизни. Но то, что касается бизнеса, она начинает вспоминать, этого у Тихомировых не отнимешь. Конечно, вскоре она начнёт встречаться со своими бизнес-партнёрами и все войдет в своё русло.

– Екатерина Савельевна, хотят устойчивые слухи о том, что эта авария была подстроена, а вовсе не несчастный случай. Как вы это прокомментируете?

Лиза изобразила на лица испуг и задала встречный вопрос:

– Вы правда это думаете? Точно говорят это? А кто?

– Ну…..слухи такие ходят, но это лишь слухи, не беспокойтесь, обычные слухи, – заметив волнение на лице девушки, поспешил успокоить её корреспондент.

Но девушка сказала, что на сегодня хватит, она устала. После чего она встала, попрощалась и, почти не хромая, отправилась в дом. Корреспондент ругал себя за свою несдержанность. Ну и чего он добился? Придётся делать статью из того, что смог узнать. Тихомирова действительно ничего не помнит, только начинает вспоминать и, похоже, он её напугал.

А Лиза была готова к таким вопросам и просто воспользовалась этим, чтобы закончить интервью. Рисовать ей действительно нравилось и после обеда она снова отдалась этому занятию. Тем более покойной Лизе очень нравилась живопись.

Лекарство, которое принёс доктор, как  выяснил Павел Прохорович, действительно снимало боль, воздействуя на кору головного мозга и отключая участки, которые за это ответственны. Но вместе с тем оно вызывает потерю памяти, а в некоторых случаях и потерю чувствительности конечностей. Тем более в той дозировке, что принёс доктор. И выписывали его по специальному рецепту. Лизе оно явно было противопоказано. Конечно, доктор должен был это хорошо знать.

Лиза вздохнула. Ну вот, у неё так мало тех, на кого она могла бы положиться! Павел Прохорович и призрак – и всё. А тётя была единственной прямой наследницей после неё. Денег на подкуп у неё хватало. А после приёма таких лекарств её смело могли признать недееспособной и ограничить в правах. Но самой нанимать людей, чтобы сделать также, она никогда не будет. Должен же быть нормальный способ, чтобы её остановить!

Лидия Ивановна поняла её вздох. Она была недалеко, на всякий случай и слышала последние слова корреспондента.

– Не беспокойтесь, Елизавета Савельевна. Мы с Павлом Прохоровичем постараемся не дать вас в обиду. Вы, главное, выздоравливайте поскорее. А там, может, на реабилитацию за границу полетите.

– Спасибо вам, – Лиза пожала руку сиделке. Интересно, как бы они отнеслись к тому, если бы узнали, что Лиза это Даша?

На следующий день охрана позвонила управляющему и доложила, что некая Варвара просит его принять её.

Он попросил дать ей трубку.

– Да, Варвара, конечно, я помню вас. Как не помнить. Но, к сожалению, Лиза сейчас никого не помнит и я не знаю, вспомнит ли она сейчас вас. Ну хорошо, хорошо, приходите, вроде как на работу устраиваться, Лиза будет идти на прогулку и увидите. Но не напрягайте её, она ещё очень слаба.

Лиза стояла за дверью и слышала весь разговор. Сейчас для неё будет испытание – встретиться с родной мамой и не показать, что она её прекрасно помнит и что Лиза – это Даша.

Лидия Ивановна заметила волнение на лице девушки, спросила, что случилось.

– Что-то мне не очень хорошо, давайте выйдем в сад.

– Да, Елизавета Савельевна, лицо горит. Может, полежите или врача вызовем?

– Не нужно врача, попробуем выйти в сад, там есть где отдохнуть.

– Ну как хотите.

– Лиза (Даша) вышла из комнаты в тот момент, как её мама зашла в дом.

Мама с жадностью начала всматриваться в лицо девушки, но та равнодушно скользнула взглядом по «незнакомке». Чего это ей стоило, знает только Бог и Даша.

– Елизавета Савельевна, тут пришли насчет работы, на кухню.

Лиза (Даша) вдруг вспомнила, что их голоса немного отличались. Она старательно откашлялась и чуть сипловатым голосом ответила:

– Я рассчитываю на вас, Павел Прохорович. А мне действительно сегодня нездоровится, Лидия Ивановна, вы были правы. В сад не пойду.

– Лиза, ты меня не помнишь? – вдруг заговорила с ней мама.

– Простите, я не помню никого, совсем никого, – покачала она головой и вернулась назад в комнату.

Сердце стучало, лицо горело, дрожали руки. Лидия Ивановна помогла ей раздеться и уложила в постель.

– Я сейчас вызову  врача. Кто знает, почему стало вдруг плохо. Померяйте, пожалуйста, температуру.

Отказываться Лизе было бы странно. В это время мама ушла. Правда, у неё закрались небольшие сомнения. Да и как каждая мама, она не хотела верить в то, что её дочка умерла. По дороге она размышляла, что в любом случае она хочет быть ближе к Лизе. Ведь когда-то она же была ей вместо матери. Может, память вернётся к девочке.

Температура всё-таки поднялась, хоть и небольшая. Тут же был вызван врач, который предположил, что у госпожи Тихомировой небольшое ОРЗ. Наверное, у неё ослабленный иммунитет и вчерашний посетитель принёс.

Чай с малиной, бульон, постельный режим – это все, что назначил добродушный пожилой врач. Он сказал, что это все последствия операции, нервное напряжение, связанное с потерей памяти. Ещё раз посоветовал ей не форсировать события. А Павел Прохорович…у него было своё мнение на этот счет.

С понедельника он стал ей объяснять, в чем заключается её бизнес, сначала рассказал в общих чертах, потом Лиза начала интересоваться его отдельными этапами, банком, партнёрами, поставками. Всё это нужно было запомнить и понять. Павел Прохорович предложил отложить на завтра дальнейшее обучение, Лиза согласилась, но оставшись сама, взяла ноутбук и начала искать информацию ещё там. Ей нужно было, когда она объявит, что начинает вспоминать, иметь хоть какое-то понимание обо всем.

Это и навело Павла Прохоровича на некоторые размышления…

А к Лизе ночью снова пришёл призрак.

– Даша, ты очень резко захотела обучаться тому, что знала Лиза ещё с рождения. И этим ты вызвала подозрение управляющего. Я не знаю, как он себя поведёт. Я могу знать то, что есть, то, что было, но не то, какие мысли возникнут у людей.

– И что мне делать? Ведь когда-то мне нужно будет показать, что я всё вспомнила. А я ничего обо всем этом понятия не имею. Думаю, сейчас главное – обезопасить себя от тети Ангелины. Не думаю, что в интересах управляющего меня раскрыть. Думаю и у меня и у вас есть одно желание – чтобы она получила по заслугам.

– Да, тетушка все ещё успокоиться не может, прислала доктора с таблетками, теперь пытается договориться с поваром, но он практически не выходит за ворота. Ты почему не пригласила следователя?

– Я говорила управляющему, наверное, следователь занят.

– Поговори с ним, спроси, какие есть трудности, постарайся через Павла Прохоровича решить эти вопросы. Он же не просто управляющий, он ведёт все дела по бизнесу. Значит, у него есть выход на нужных людей. И у него есть племянник, который занимает неплохую должность в мэрии.

– Я завтра буду это решать. Если Павел Прохорович о чем-то догадался, он это как-то покажет. Я так думаю.

– Хорошо. Я завтра буду знать, что он думает.

Продолжение следует

ГОЛОСУЙТЕ!
[оценок : 28 средняя: 4.5]
10
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика