Кто я? – пыталась вспомнить девушка, очнувшись в больнице…ч.12

Глава 12

Начало здесь. Предыдущая глава здесь

На завтра на это же время было назначено повторное заседание. Елизавета приехала ровно минута в минуту, строгая, серьёзная, немногословная. Акционеры заметили, что она стала более твердой. Вчерашнее её отношение к тёте, когда она вырвала у неё клок волос на экспертизу и затем заперла её поразило даже самых радикально настроенных членов её совета. Перед дверью конференц-зала сидели представители лабораторий. Их пригласили зайти, они отдали конверты под росписью и ушли.

– Эдуард Фёдорович, прошу вас, вскройте конверты и зачитайте нам результаты, – обратилась она к тому акционеру, который сейчас поддерживал Ангелину Аркадиевну.

Две лаборатории дали заключение, что Тихомирова Елизавета Савельевна и Тихомирова Ангелина Аркадиевна были близкими родственниками, то есть они являются тётей и племянницей, а третья лаборатория показала, что никакого родства нет.

– Ну и как это понять?- спросил один из акционеров. – Две лаборатории показали ваше родство, думаю, что нужно сделать ещё раз.

– Думаете, что тётя даст ещё раз вырвать у неё волосы? Лучше прочитайте вот эту детализацию звонков, – этими словами она положила на стол два листочка с распечатками. Когда с ней все ознакомились, Лиза спросила:

– Потрудитесь объяснить, Эдуард Федорович, почему вы вчера звонили руководителю той лаборатории, которая показала негативный результат и почему ваш телефон через 3 часа после окончания совещания был зафиксирован именно в помещении лаборатории? Срочное дело, анализы нужно было сдавать? Или договориться об тесте ДНК?

Уважаемые акционеры, думаю, вопросов о том, являюсь ли я дочерью Савелия Аркадиевича, больше нет? Насчет Эдуарда Фёдоровича я бы поставила вопрос на голосование – может ли такой человек присутствовать среди нас и сможете ли вы подавать ему руку?

Если вы поддержите моё предложение, предлагаю ввести нового члена с тем же количеством акций, что и Эдуарда Фёдоровича. Кто за?

Все были за при одном воздержавшимся.

– Выпустите Ангелину Аркадиевну, ведь она моя родная тётя. И покажите ей результаты экспертизы.

Ангелина Аркадиевна пыталась войти в конференц-зал, но ей охранник сказал, что её пускать не велено. Сегодня заседание было недолгим, был выведен из состава один член и введён другой. Все акционеры, у кого ещё были сомнения, убедились в том, что перед ними настоящая Елизавета Савельевна Тихомирова. Небольшие изменения в ей внешности произошли в результате аварии, а темнее чуть или светлее её волосы стали, по правде, мало кто помнил. Да и, возможно, она их подкрашивала. Никто же не знал, что старую одежду Елизаветы, особенно брюки, всю выбросили.

Когда они с Павлом Прохоровичем вернулись домой, раздался звонок от адвоката. Оказывается, тётя подала в суд на племянницу, что та её, якобы, удерживала насильно в гостинице, на что был дан ответ, что тёте стало плохо после того, как её не приняли в состав акционеров. Скорую вызывать не стали, так как не хотели, чтобы посторонние видели её истерику. Поэтому тёте накапали корвалола и отправили успокоиться. Но тётя уснула и ей выделили охрану, чтобы её никто не беспокоил. И да, закрутились и забыли о ней. За это  перед ней готовы попросить прощения.

Далее был приглашён адвокат и был обговорен вопрос о возбуждении уголовного дела о клевете, защите чести и достоинства Елизаветы Тихомировой из-за чего были сделаны тесты ДНК. Свидетели – да их полный конференц-зал был. Лиза не сомневалась, что они дадут свидетельские показания.

Жизнь продолжалась. Сейчас многое зависело от адвоката, но ещё больше от документов бывшего следователя, а экспертные заключения были с печатями и подписями. И очень многие документы Дмитрий Денисович сумел принести в подлиннике.  Работы у него было много. Это он обнаружил местонахождение телефона на Эдуарда Фёдоровича на территории лаборатории и сделал распечатку его звонков. Он имел в своём распоряжении самое современное оборудование, но и понимал, что немного играет с огнём. Где-то через неделю появился племянник  Павла Прохоровича.

Они прошли в беседку, которая проверялась ежедневно.

– Дядя, на меня оказывается такое давление, что мне придётся жену и детей куда-то спрятать. Матанин подобрался очень близко. Дядя, когда-то ты говорил, что у тебя есть возможность сделать один единственный звонок. Думаю, время наступило. Или мы все погибнем или все продадимся.

Когда племянник уехал, Павел Прохорович очень задумался. Он вспоминал всю свою жизнь, как она начинал ещё с отцом Савелия – Аркадием Викторовичем, строить эту империю. Все моменты своей жизни. Как он так и не женился, как старался помочь племяннику, который вырос порядочным человеком. А вот сейчас его ломают в дугу. Павел Прохорович в последнее время практически сам руководил всем. Лиза была немного слабовата для управления и отдала все бразды правления ему. Вот Даша на удивление оказалась очень умелой, она сразу вникла в бизнес, поняла за месяц всю систему. И главное, она поняла, как он понял, его личную роль во всем этом.

Кроме того, Даше помогала покойная Оля. Хотя управляющий и не очень верил во все потустороннее, но уж тут хочешь верь, хочешь не верь, но оно было.

Он сидел в тени беседки и вспоминал свою юность, становление, всю свою жизнь. Даже не заметил, как подошла Даша.

– Что загрустили? Поверьте, дорогой Павел Прохорович, прорвёмся. Мы с вами таких ещё дел натворим. Ведь мы не имеем права сдаваться. Как же наши близкие? Как же те, кто на нас надеется. Компания создавалась очень давно и с большими трудностями. Я вижу, сейчас прямо пик борьбы, борьбы добра и зла. Хотя мы также эксплуататоры, как не крути, по Марксу, но мы ведь добрые эксплуататоры, ведь так?

Её ведь так прозвучало с такой надеждой, что Павел Прохорович улыбнулся.

– Елизавета Савельевна, конечно мы победим. А что вдруг вы так заговорили?

– Да предчувствие такое нехорошее, как будто что-то ожидается.

– Да-да, предчувствие…. Елизавета Савельевна, все будет нормально, уверяю вас. Вот увидите. Сегодня  мне прислали секретные данные по новым разработкам редкоземельных металлов. Чуть позже я вам покажу, подумаем, что и как. А сейчас я немного посижу, устал я немного.

– Хорошо, отдохните, а я распоряжусь сама насчет ужина.

Лиза (Даша) видела, что управляющего что-то очень тревожит. Наверное, племянник привез плохие новости. Неужели он бросит компанию и уйдет со всем к Матанину? Ну что же, главное, маму она спрятала.

А Павел Прохорович даже и не подумал бы, что девушка могла так о нём подумать. Если бы он спасал свою шкуру, то только вместе с ней. И сейчас он зашёл через боковую дверь из сада прямо в свой кабинет. Там, в потайном ящике лежал телефонный аппарат. Он зарядил его для того, чтобы сделать один единственный звонок. Вышел с ним в сад и сделал вызов. На том конце ответили практически после трёх гудков. Он представился, рассказал обстоятельства, которые сложились вокруг компании, о новых разработках и о том, что сейчас у руля компании другой человек и он им очень доволен.  Потом было молчание.

– И что вы сейчас хотите?

– Мои действия? Сдавать компанию и ложиться на дно или …

– Или. То, что есть новый руководитель и достаточно, как оказалось, достойный и компетентный, я уже знаю. Понимаю, что в этом есть и ваша заслуга. Племянник молодец, держится достойно. Мы все решим, и далее последовали гудки отбоя.

Когда управляющий зашёл в столовую, его там все ждали. Елизавета внимательно посмотрела на него, и, хотя он старался быть непроницаемым, она по походке, более прямой спине, чем в обед, почувствовала в нём перемены. Значит, он имеет какую-то информацию. Она видела в окно, как он разговаривал с кем-то по телефону. Интересно, с кем и о чем….

Продолжение здесь

 

 

 

 

ГОЛОСУЙТЕ!
[оценок : 22 средняя: 4.5]
10
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика