Превратности судьбы. Эх, Миша, Мишенька. Глава 41

Глава 41

Миша относился к своей девушке очень нежно и трепетно,  не допуская никаких вольностей. Он знал точно — они пара. В начале сентября ему сообщил дед, что наконец-то у него родилась дочка, Надежда чувствует себя хорошо, правда, его не пускают к ней в больницу, говорят, что не положено. Конечно, он сообщил ему ментально. А потом позвонила мама Оксана и сообщила эту же новость. Конечно же Миша был рад, что у него появилась — тётя? Бабушка? Впрочем, без разницы, главное, родилась.

Начало. Предыдущая глава 

Ведь Вольдемар был его прадедом, просто ему молодость сохранила магия и жизнь в теле волка на природе. Какой будет его, Мишкина жизнь, он не знал. Пока он учился, встречался с Лерой, гуляли с ней в парке. С Сеней они начали интересоваться условием остаться в аспирантуре. Лере же дух дал срок 5 лет, после которых должно было начаться обучение шаманизму. Конечно, это обучение должно было проходить не в городской квартире, а в полевых условиях.

Мишка всё это понимал и был готов к такому повороту, он был готов поддержать свою избранницу.

Как -то в середине октября он зашёл в лабораторию к Сене, который подрабатывал лаборантом. Там он встретился с тем преподавателем, которому «помог» открыть месторождение железных руд. Он преподавал у них предмет, по которому обещал Мишке поставить экзамен «автоматом». Но преподаватель читал лекции, как заведующий кафедрой, практику им читал простой преподаватель.

И вот теперь вблизи Миша заметил, как преподаватель поменялся, осунулся, у него появились темные круги под глазами.

— Анатолий Кузьмич, можно вас на минутку?

— А Михаил, наш феномен, ну, я слушаю вас.

— Анатолий Кузьмич, простите за мой вопрос, но вы давно себя плохо чувствуете?

Преподаватель внимательно посмотрел на Мишку, промолчал, о чем -то раздумывая, а потом ответил:

— Давай зайдём в мой кабинет.

В кабинете Мишка посмотрел на него своим взглядом. Чёрная порча, он уже встречал это. И у Сашкиного отца и у Лены, его одноклассницы.

— У меня действительно ухудшение самочувствия, началось оно с начала учебного года. Я был на прошлой неделе у врача, ничего не нашли, сказали — усталость, но это чепуха, нагрузка ничуть не больше, чем каждый год. А вы, молодой человек, наверное, специалист по таким недомоганиям? Мне вот жена какую-то ведьму нашла, записались на приём.

— Да, вам кто-то, думаю, позавидовал. И вы правы, я специалист и по такому, могу помочь, пока не зашло слишком далеко. Но это в выходной, так как вы должны будете сразу уснуть и никому не открывать дверь квартиры. Сможете?

— Думаю, это будет сложно, я зав кафедры, преподаватель. Лучше уж поехать на дачу, там никто не достанет, да и связь не всегда ловит.

— Хорошо, тогда в пятницу и выедем. Только, Анатолий Кузьмич, я не хотел бы это афишировать.

— А уж как я бы не хотел, ты и представить себе не можешь. А ты сможешь сказать, кто это сделал?

— Как получится, да вы и сами узнаете, — уклончиво ответил Мишка. Преподаватель дал Мишке свою визитку, на всякий случай  со своим мобильным телефоном.

Пока Сени не было, и Лера готовила какой-то материал в библиотеке, Мишка достал книгу. Он и так знал, что это и знал, что делать в этом случае, но хотел убедиться, что делает все правильно. Через этого  заведующего кафедрой он надеялся получить проект и остаться в аспирантуре.

Книга ответила,  что это порча, насланная через предмет. Для начала нужно было избавиться от предмета. Чтобы узнать, предмет находится дома или в кабинете, нужно было узнать, болеет ли ещё кто-то из домашних. Мишка набрал номер телефона и спросил, как здоровье у остальных членов его семьи. Оказалось,  что пока  «тьфу-тьфу» у всех, кроме него, всё в порядке.

— Значит, подклад на работе, — подумал Мишка. Завтра был четверг, послезавтра пятница.

— А вы можете на пятницу взять отгул? — неожиданно спросил Мишка у препода

— Со второй половины дня могу.

Мишка подумал, что ему придётся как-то объяснять друзьям, особенно Лере, своё отсутствие, но и оставить человека без помощи он не мог. И дело не только в аспирантуре. Раз он появился у него на пути — значит, он должен помочь, да и книга открылась там, где нужно. Ничего просто так не случается.

Кириллу он сказал, что будет заниматься практикой с пятницы на субботу, тот только кивнул понимающе головой, предложив, чтобы на следующий раз брал и его, если можно. Лере он просто объяснил, что нужно будет помочь одному человеку, типа, как он помогал Сене.

— Ну что же, такая у тебя жизнь. Осторожней там. — улыбнулась она, а парню было приятно, что за него переживают.

К Сене он зашёл ещё в четверг и взял у него специальные перчатки для кислоты и мешок для отходов.

Саня вопросов не задавал много, лишь спросил — на дело? Миша кивнул головой в знак согласия.

После третьей пары он постучался в кабинет заведующего кафедрой. Тот крикнул слабым голосом — заходите. Анатолий Кузьмич сидел в кресле и тяжело дышал. Мишка быстро открыл форточку и начал осматривать кабинет своим волчьим взглядом. Он сразу увидел на столе самодельный сувенир — кусок камня на подставке, от которого тонкой струйкой шёл черный дым и окутывал преподавателя. Он его почти всего уже окутал.

Мишка достал из рюкзака печатки, мешок и одев их, осторожно взял этот сувенир и положил в мешок.

— Думаю, вы знаете, кто вам подарил этот сувенир. Поехали, уничтожим его и вас почистим. Если вы сможете доехать.

— Думаю, что смогу, — ответил Анатолий Кузьмич. Доехали они часа за полтора, хотя и пятница, но они выехали почти сразу после обеда. Сразу Мишка поставил защиту на  себя и на преподавателя, чтобы ничего не получить обратно при уничтожении сувенира. Затем уничтожил сувенир, полив его сначала заговоренной водой, а потом бензином. Как же он горел! Всеми цветами радуги. В конце треснул и рассыпался трухой.

Затем Мишка отвел преподавателя в комнату и начал его выпаивать заговоренной водой. Преподавателя рвало после каждого стакана черной густой жидкостью. Хорошо, что Мишка его ввел в сонное состояние на время чистки. Когда вода пошла чистая, он помог мужчине подняться и уложил его в кровать. Мишка все сделал как нужно и отослал все тому, кто сделал и кто заказал. В своей силе он не сомневался и не боялся ответного удара.

Телефон у преподавателя разрывался от звонков, поэтому Мишка отключил его. Тогда не нужно было использовать отпечаток пальца или пароль. Конечно, в середине октября в Москве достаточно прохладно, поэтому Мишка затопил печку, которая была в дачном доме, приготовил себе что-то покушать. Анатолий Кузьмич вряд ли сегодня что-то стал бы кушать.

Ночью он подкинул ещё пару поленец в печку, но к утру все равно было холодно. Анатолий Кузьмич проснулся утром, как огурчик, быстро растопил печь, они вместе приготовили завтрак.

— Но ведь с тобой нужно как-то рассчитаться, ты мне жизнь спас считай.  Кто знает, помогла бы та ведьма или нет и смог бы я дожить до её приёма.

— Я с другом Семёном рассчитываю на аспирантуру, — коротко ответил Мишка.

— Я сделаю всё, ччто в моих силах. И, кстати, я знаю автора сувенира. Это второй преподаватель, который с нами был на практике и доказывал, что я не там ищу и что там совсем нет железной руды. До такого дойти! И вот как с таким дальше работать?

— А вы вряд ли будете работать. Приедем в Москву — убедитесь сами. Там вам кто-то звонил очень настойчиво, я телефон отключил. Это звонил тот, кто сделал, гарантирую, что ему сегодня не до пакостей.

В понедельник стало известно, что тот преподаватель опрокинул на себя бутылку с ацетоном и она воспламенилась. После такого ожога кисти рук пришлось ампутировать. От этого известия Анатолий Кузьмич вздрогнул.

— С этим студентом лучше не шутить, — подумал он.

Реклама и сотрудничество [email protected] Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика