Превратности судьбы. Эх, Миша, Мишенька… Глава 45

Глава 45.

Они вчетвером зашли в лес, взяв с собой ведра для грибов. Как всегда, Миша нашёл больше всех. Через часа два прогулки он вдруг что-то почувствовал, какой – то сигнал, призыв о помощи. Он прислушался – явно кто-то его звал, причем это был не человек.

 Начало. Предыдущая глава

– Кто ты, как тебя найти? – мысленно позвал он и тут же сообразил, что это волк к нему обращается. Просто он привык дома общаться с волчьей стаей, что даже не сообразил, что к нему волк обращается.  Он повернулся в сторону, откуда шёл зов. В кустах мелькнула волчья спина и уже другой голос позвал его – иди за мной. Мишка сразу пошёл следом. Тут его окликнула Лера и спросила, когда они возвращаются в лагерь.

– Лера, я тут немного задержусь, где-то моя помощь нужна, – отозвался Мишка.

– Помощь? Кому это? – практически рядом вынырнул из-за кустов Кирилл.

– Сейчас посмотрю, сам не знаю. Лера, можешь с Сеней идти в лагерь.

– Ну, уж нет, мы с тобой – отозвались ребята.

– Тогда не мешайте, – ответил Миша и продолжил следовать за волком, ребята подтягивались сзади. Прошли в быстром темпе метров 600-800. Компания не понимала, куда спешит Мишка, они волка не видели.  Старый волк привел оборотня к молодому годовалому волку, у которого передняя нога попала в капкан, по-видимому, случайно. Как понял парень, волчонок лежал там уже дня два. Металлические зубья впились в ногу и, кажется, зацепили кость.

Ребята увидели двух волков и реально испугались. Тем более, что старый был крупным и матерым хищником.

– Кирилл, ты сможешь мне помочь разжать капкан? – спросил Мишка друга.

– Честно, так страшно. Старый на меня не кинется?

– Не кинется, волки умные, понимают, что помогать пришли. Не зря он меня привел сюда, значит, надеется на помощь. Сеня и Лера, вы, пожалуйста, только издали наблюдайте. Волки волнуются сами.

Мишка без страха присел возле волчонка и спросил его мысленно:

– Это ты меня звал? Хорошо, что я был недалеко. Сейчас мы освободим тебе лапу, но ты сразу не убегай, я должен её полечить, иначе все равно умрёшь.

Вдвоем с Кириллом они разжали заржавелый капкан и Мишка аккуратно вытащил лапу. Он ощупал её, волчонок терпел, хотя видно было, что ему было очень больно.

Старый волк стоял рядом и не сводил с молодого взгляда. Мишка понимал, что это его сын.

– Кирилл, ты когда -то пробовал исцелять животных?

– Не приходилось. Но я могу сращивать переломы. Для этого нужно сложить кости правильно. Иначе…Но это больно, волк будет терпеть?

Мишка взглянул в глаза старому волку, их выражение стало одинаковым, что заметил Кирилл.

– Сейчас твоему сыну будет больно, он должен терпеть. Ты объясни ему сам. Потом мы соединим кости и нога станет целой. Он сможет дальше охотиться. Надеюсь, он меня не укусит, потому что я дам ответ.

– Я тебе доверяю, ты наш, ты главный. Сын будет терпеть, – ответил волк.

Мишка сломал две ветки, оторвал полу рубашки и очень осторожно сложил два обломка кости, зафиксировав их неподвижно. Он видел, что волчонку очень больно, из глаза выкатилась слеза. Далее за дело взялся Кирилл. Он накрыл рану ладонью и что-то зашептал. Ладонь на мгновение слегка засветилась.

– Скажи им, чтобы сгрызли завтра  тряпку, но до завтра он должен лежать, – посоветовал Кирилл. Он уже понял, что Мишка разговаривает ментально с обоими волками. И он впервые видел, как у Мишки в тот момент поменялись глаза, стали одинаковыми, как у волка.

– Хорошо, я скажу, – согласился Мишка. Ребята поодаль наблюдали за всем, практически не дыша.

Затем он обратился к старому волку:

– Куда его отнести, чтобы он не лежал на виду? И ткань снимешь только завтра, не вздумайте снимать сегодня. На лапу не наступать сутки. Потом с осторожностью.

– Спасибо,  великий волк. Иди за мной, я покажу, куда его спрятать, тут рядом.

Мишка отнёс волчонка метров за 50, где была нора старого волка и положил недалеко в кустах.

– Я твой должник, – ответил волк.

– Рад был помочь, вы – моя стая, – ответил Мишка.

Когда они все опять собрались вместе, И Лера и Сеня были в восторге.

– Ну, Кирилл, ну ты молодец. Ты также обладаешь такой силой, как Миша, – воскликнула Лера.

Конечно, Кириллу была такая похвала приятна, но к Лере он уже не испытывал тех чувств, как в прошлом году. Он ответил ей, что у него с Мишкой разная сила по направленности, они оба лечат, но по-разному.

– Надеюсь, волчонок выздоровеет, жаль, что никому об этом нельзя рассказать, – поразмышляв, сказал Сеня.

В лагере они перебрали и почистили грибы, дежурные приготовили грибной суп и грибную подливу. В которую также добавили мяса. Обед получился очень вкусным. Конечно, ведь приехали все из мест взятия проб к 4 часам, все молодые, голодные. Конечно, даже на первый взгляд было видно, что нашли в пробах магнетитовый кварцит. Завтра с утра снова пойдут бурить, а потом все пробы отправят в лабораторию.

Анатолий Кузьмич сиял. Он решил поехать в посёлок и позвонить оттуда по поводу результатов, ведь здесь связь была плохая, в те годы вышек было не так много по всей России, а если учесть, что они вообще в поле находились, то понятно, почему по любому поводу приходилось ездить звонить в поселок.

Через неделю студентов отправили по домам, они все увидели, участвовали в разведке, во взятии проб. Им показали, как делаются открытия месторождений. Сначала расчеты, потом на практике.

Лера попрощалась с Мишей и обещала ему звонить. Ей очень тянуло к этому необычному парню- оборотню. У него было что-то такое притягательное,  он был таким человечным. Особенно её потрясло, как он пошёл за волком и вместе с Кириллом спас молодого волка. Кирилл также имел Дар, но вот что-то в нём было не то. Не чувствовала Лера, находясь рядом с Кириллом, того душевного комфорта, той защищённости, как с Мишей. Она знала, что он никогда её не подведёт, не бросит. Он – её мужчина и этим было все сказано.

И у Мишки было такое же чувство к Лере. Она – его женщина. Он ехал снова домой поездом, думая о том, сколько ему ещё раз придётся им ехать, скольких попутчиков встретить.

На этот раз Мишке досталась боковая полка, правда, нижняя.  Верхняя досталась деду. Миша сразу предложил поменяться, на что дед категорически отказался, сказал, что лежать снизу, когда все мимо шастают, спать не дают, он не хочет. Сидели вдвоем, пили чай, говорили о жизни.  Видел Миша, что дед не простой, видел, что и дед его понял, но вопрос этот не подымался.

Когда уже начали в вагоне гасить свет, дед, перед тем, как вылезть на верх, попросил вдруг Мишку:

– Сынок, полечи мне поясницу. Сам себе не могу я полечить, может быть, ты поможешь, – и посмотрел на него своими ясными глазами. Глянул Мишка на спину деду – темно, не видно ничего.

– Пошли в тамбур, – скомандовал он. Дед шел впереди, а Мишка сзади. Прошептал он свои защитные формулы, сказал заклинания, на всякий случай. В тамбуре было светло и Мишка, присмотревшись, увидел темное пятно на спине, в районе пояса.

– Что раньше – то не сказали, дед?- спросил он.

– Да как-то…- не рассмотрел я сразу, ты же прикрываешься. Оно и правильно, мало ли кто встретится. Да и побоялся сначала, – ответил дед.

– Смотрите, вы же спать будете долго, выйти успеете?

– Мне после обеда выходить завтра, может, полечишь? Или у тебя методы требуют каких-то условий, – дед смотрел вопросительно.

-Нет, идите на место, я сейчас, – ответил Мишка.

Он заглянул к проводнику, попросил у него чистый стакан, набрал воды, нашептал над ним и принёс деду.

– Вот, выпейте все и ложитесь сразу спать. Только давайте, я лягу на верхней полке. Это не обсуждается.

Дед проспал до обеда, Мишке пришлось попроситься кушать напротив в купе. Когда дед проснулся, он молча достал из кошелька крупную купюру и дал Мишке, тот так же молча взял.Превратности

ГОЛОСУЙТЕ!
[оценок : 13 средняя: 4.8]

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика