После пятидесяти жизнь только начинается. Глава 23

Глава 23

Покушав и перемыв посуду, Зоя снова обратилась к Дому:

– Уважаемый дом, я слышала, что нельзя брать деньги иначе Дар пропадёт. Но а как же стоимость составляющих? Да и если бы я занялась только этим, я бы не имела что покупать составляющие для отваров.

Начало. Предыдущая глава 

– Зоя Николаевна, а вот почему ты оправдываешься? Ты считаешь, что каждый труд должен оплачиваться? И я так считаю. Единственное, я волнуюсь, чтобы блеск денег не пересилил в тебе остальные чувства. Тем более, что ты сейчас нуждаешься в деньгах.

– Уважаемый Дом, мне жаль, что я дала повод о себе так подумать. Я никогда не жила в достатке. Но я всегда старалась заработать честно. Вспоминая свою жизнь, я могу сказать, что меня не в чём таком упрекнуть. Да, я привыкла экономить, признаю это. Но лишь потому, что хочу через 3 года купить себе какое-то жилье, своё. Но через свою совесть из-за этого я не переступлю.

– Я рад это слышать и я чувствую, что ты искренняя. Ты такая, какой и должна быть идеальная ведьма. И я чувствую, правила ты будешь соблюдать. А то, что ты приготовишь по рецептам кулинарной книги ты и должна продавать. И не только  должна – обязана. Даром это отдавать нельзя, должен быть откуп за твой труд, иначе не пойдёт на пользу.

– Понятно, – ответила Зоя.

– А теперь к вопросу порчи. Мы уже начали с тобой заниматься вопросами порчи. Это сложный вопрос, как ты уже поняла и средством из кулинарной книги ведьм её не снимешь. Запишешь сегодня всю процедуру от начала до конца. И выучишь наизусть. Неважно, как проявляется порча – если ты её увидела и если, а это самое главное, тебя попросили от неё избавиться, только тогда ты сможешь её снимать. Но для этого тебе нужно все хорошо выучить.

– Хорошо, я готова, – успокоившись, ответила Зоя.

Диагностировать теоретически она научилась, вот с практической точки – это сложнее. Но знать всю процедуру она должна. Нужно также научиться ставить защиту на себя и на того, с кого снимается порча, чтобы порча не ударила обратным действием, закреплять это, ставить защиту через неделю и так далее. Всё это до мельчайших подробностей надиктовал ей Дом и пообещал, что в субботу вечером он все проверит.

Потом Зоя взялась за вязание. Вязать решила из светлых ниток, тоненьким крючком. Вот, хотела чепчик связать, а заказ на платье. Нужно постараться, чтобы аккуратно вышло. Дочка уже в среду была дома, за границей долго не держат. Но разговаривать с мамой ей было некогда. Теперь она сама – мама и постепенно осваивала эту науку. Зоя не лезла со своими советами, да и глупо через скайп рассказывать, как купать новорождённого.

Вывязывая свои узоры, она мысленно повторяла всё, что ей надиктовал дом, сверяясь с записями. Вроде ничего не забыла.

Суббота был хозяйственный день, она сходила в аптеку, у которой был рецептурно-производственный отдел и купила у них несколько бутылочек. Дома отлила из бОльших бутылочек туда средства, которые она сама приготовила и наклеила на них этикетки. Пересмотрела всю свою одежду и обувь, убедилась, что не так уж все и плохо. Решила, что если все будет так, как задумано, на зиму купит себе полушубок из цегейки. Ну вот не любила она холодов и всё тут. Хотя, как ей сказал Дом, её предки пришли со Скандинавии.

Во второй половине дня она решила себя побаловать и пошла в кафе, у которого чудесный вид из окна.

Капучино и круассан ей снова принёс Павел бесплатно. Мама не пила уже 2 недели и для него это было счастье. Была рада и Зоя. Она смотрела в окно, как зажигаются фонари, думала о том, как изменилась её жизнь, о том, что нужно было прожить 50 лет и только теперь наслаждаться покоем и счастьем. Она поднялась уходить, кивнула официанту:

– Спасибо, Паша.

– Это вам спасибо, – улыбнулся тот.

Зоя прошлась по тротуару немного, перешла дорогу и направилась домой. Она ловила себя на мысли, что называет эту квартиру своим домом.

Перед сном дом устроил ей экзамен. Зоя рассказала все без заминки, ведь она мысленно повторила все несколько раз.

– Молодец, Зоя Николаевна. Завтра с утра перед твоей прогулкой я надиктую тебе слова, которые ты должна будешь говорить. Но прошу, не учи их во время вязания – ты можешь такого навязать, что нам с Лилит долго распутывать придётся. В этих словах имеет значение каждая буква.

В такую погоду ехать в лесопарк было бы не рационально, хотя её тянуло проведать снова Тропарёвский пруд. Поэтому лучшим местом для прогулок всё-таки был Нескучный сад, с его спусками и подъёмами, с дорожками и лавочками, на которых были прикреплены таблички с признанием в любви. Добираться туда было удобнее всего на метро.

Она гуляла сегодня дольше обычного. И уже сегодня она не испытывала чувства зависти, глядя на гуляющие супружеские пары. И Максим и Дом помогли снять ей её розовые очки.

Конечно, Зоя выучила все слова наизусть, поэтому получила похвалу от Дома. В понедельник она ждала встречу с Инной Викторовной. Конечно, Зоя все больше становилась уверенной в себе и понимала, что шефыня, как её называли в коллективе, заинтересована в её средстве.

Та пришла и не совсем в настроении.

– Твоё средство малоэффективное, – заявила она с порога.

– Естественно, я же говорила вам? Оно очень эффективно, но только в моих руках. И я, Инна Викторовна, не настаивала, чтобы вы его использовали. Вы попросили его, я вам дала, но предупредила, что у вас ничего не получится. И не потому, что я так захотела, а потому, что оно так действует.

– А как оно должно подействовать? – спросила шефыня с подозрением.

– Я должна сама его наносить, своими руками, понимаете? Вот такие у него свойства, – спокойно ответила Зоя и снова уткнулась в компьютер, заполняя какую-то форму.

Инна Викторовна, ничего не ответив, зашла в кабинет к своему мужу. Они там разговаривали о чем -то наверное, полчаса, затем она вышла и сказала:

– Я решила с Николаем Львовичем. Ты будешь приходить ко мне в салон после работы на полчасика. Я буду тебе платить за каждый визит тысячу рублей.

– Инна Викторовна, вы шутите? У меня после работы есть свои дела. И тысячу? Простите, но у вас есть косметолог и, наверное, она и то получает больше за свой сеанс. Хотите сделать салону известность – я прихожу после обеда на час с сохранением и оклада, естественно. И я получаю половину от того, что заплатит клиент. Я ведь всегда могу узнать стоимость выведения прыщей.

– Третью часть максимум, – начала Инна Викторовна.

– Половину, я знаю силу этого снадобья, – твердо стояла на своём Зоя.

Шефыня фыркнула, подошла к двери и сказала сквозь зубы:

– Черт с тобой, согласна. Завтра и попробуем.

– Со мной его нет, это уж Я точно знаю, – ответила с нажимом Зоя.  Через час Николай Львович поехал с сотрудником на слежку за объектом, как они выражались. Вернулись часа через два, почти к концу работы. У сотрудника были разбиты костяшки пальцев, в у шефа на скуле красовался синяк. Он умылся и начал прикладывать лёд из холодильника.

– Зоя Николаевна, помогите мне как-то упаковать кусочки льда. Неудачная вышла слежка, бандит на нас напал неожиданно. Теперь нужно примочки какие-то делать. Да и клиенты завтра важные придут…

– Николай Львович,  у меня лекарство есть одно. Если вы не против и обещаете жене не рассказывать, я вам помогу.

– А, она что-то такое говорила. Ну пробуйте. Обещаю, что ни слова ей не скажу.

Она быстренько достала пузырёк, капнула в крышечку, что-то шепнула, отвернувшись, и нанесла несколько капель на опухшую скулу.

Синяка не было уже через полчаса.

– Спасибо, Зоя Николаевна, я – могила, весело сказал шеф.

– С вас шоколадка.

– Понял.

ГОЛОСУЙТЕ!
[оценок : 5 средняя: 5]

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика