Превратности судьбы. Миша, Мишенька. Глава 21. Книга 2.

Глава 21

Лера ответила так, потому что она не знала, кто из детей примет эту ношу, кого выберут духи. Может быть, выберут кого-то из внуков, что будет скорее всего. Ведь шаман передает свой бубен уже после смерти или когда совсем станет дряхлым. К священному камню, то есть к духам, односельчане могли обращаться и без Леры. Они снова стали «работать», духи вернулись в них.

Начало. Предыдущая глава 

Она побыла с родителями сутки и поспешила домой, отпросилась всего на неделю. Отец и мама проводили её до аэропорта в Иркутске, она попрощалась снова надолго, летом лететь она не хотела, на большом сроке. В аэровокзале она быстро прошла регистрацию, отдала багаж и села в кресло ждать начало посадки. И тут к ней подсел очень даже навеселе молодой мужчина, который добирался домой в Москву, как он сказал. То ли после вахты, то ли с прииска. Валерию это совсем не интересовало. Он него несло на километр всем, что он пил в течении суток или двух.

А Лера была беременной на первых неделях. Естественно, её мутило от этого амбре. Она и так едва сдерживала порывы, но когда тот доверительно к ней наклонился шепнуть, что у него в кармане рыжье, она не выдержала и рванула искать туалет. Не добежав, она склонилась на урной. Облегчившись, она вернулась к своим вещам, которые везла как ручная кладь.

Кавалер её ждал:

— Что, съела не то? — участливо спросил он.

Лера не выдержала. Она схватила его за руку, уставилась в его глаза, не мигая, и призвав Духов на помощь, заговорила низким голосом.

— Отныне и до своей смерти ты не сможешь выпить ни одного глотка спиртного. Как только возьмёшь спиртное в рот, тебя сдавит горло так, что ты начнёшь задыхаться, пока не выплюнешь. А сейчас иди в туалет и выблюй все, что в тебе сидит.

Она еле вытерпела его запах, но нужно было с этим что-то делать. Как она поняла, он летел с ней до Москвы и лететь им несколько часов. Он бы ей проходу не дал бы. В то время к пьяному на борту относились более- менее терпимо.

Мужчина сорвался с места и уже он искал туалет. К счастью, он уже, кажется, знал, где он находится. Появился он тогда, когда объявили посадку на рейс до Москвы. Он пристроился в конец очереди, чтобы быть подальше от Леры. Глаза у него уже были более-менее трезвыми и он также надеялся, чтобы их места не попали рядом.

Просто её взгляд да ещё спьяну, был очень страшным, её глаза стали полностью черными и бездонными. Он не хотел это испытать ещё раз. Их  места оказались почти напротив, через проход. Мужчина всю дорогу прикидывался спящим и боялся взглянуть в её сторону, а Лера, отвернувшись к окошку, посмеивалась.

В Москву она прилетела вечером, как раз Мишка успел к её прилёту. Он встретил её с цветами, забрал вещи и они пошли на стоянку, где их ожидал Яша на своей машине. Он все-таки пригнал её, хоть и ехал почти 2 суток, с перерывами и отдыхая в крупных городах в гостинице. Он заодно привез кучу гостинцев о Вольдемара с Надеждой. Конечно, большую часть оставили детям.

При выходе они столкнулись с тем мужчиной, которого Лера наградила полной трезвостью. Он шёл с большой сумкой в одной руке и бутылкой открытого пива в другой. Увидев Леру, он демонстративно отглотнул от бутылки и тут же схватился за горло. Бутылка выпала из его рук и покатилась по снегу.

— Выплюнь, иначе умрёшь, — крикнула ему Лера и не оборачиваясь, пошла рядом с мужем.

— Ведьма, — услышала она сзади и улыбаясь сказала:

— Выплюнул, умница. Теперь будет знать, как пьяным приставать к беременным женщинам.

— К тебе приставал? — спросил Мишка.

— Ага, — ответила Лера.

— Тогда он нарвался не на ту и получил заслужено, — засмеялся Миша.

Дома Прошенька встретил её словами — мама, мама. Это был самый лучший подарок, который её ждал, она уже волновалась, что он ничего не говорит. Свекровь счастливо улыбнулась при виде Леры, обняла её. И Лера впервые почувствовала в её объятиях, что Оксана очень хорошо к ней относится, как к родной дочери. Молодая женщина только что вернулась из дома, а мама, по которой она очень скучала, даже не захотела приехать в гости к дочери, посмотреть, как они живут. Объятия, поцелуи, гостинцы — это одно, а вот принять маму в гостях — это другое.

А Оксана всегда приедет, всегда поможет, с Прошей нянчится. Лера ведь знала, что Миша им приёмный сын, не родной. И тут она впервые сказала ей:

— Спасибо, мама. Спасибо вам за всё.

У Оксаны прямо слёзы появились. Она уже и не ожидала, что невестка  так ей когда-нибудь скажет.

— Мама, а я вас подарок привезла, жилетку меховую, расшитую, примеряйте. А папе тапочки, также кожаные, с мехом. А потом ужинать будем.

Это услышал и Миша, правда, виду не подал. Как будто так и должно быть.

Завтра был понедельник, Лере нужно было идти на работу. Оксана помогла невестке разложить вещи, гостинцы от Надежды с Вольдемаром и уехали домой, чтобы не мешать мужу с женой поговорить с дороги. Проша долго не мог уснуть, был возбуждён приездом мамы, но и он утихомирился и уснул. Миша с Лерой остались вдвоем. Впервые жена уезжала, а он оставался. Обычно было наоборот, поэтому Миша волновался. Но жена справилась, даже сумела проучить хулигана.

Работа, которой занимался именно Миша, заключалась в том, чем он и занимался со своей компанией, но тут нужно было искать по архивам данные об экспедициях, которые вели поиск ещё при Сталине, и выискивать, что и где  ими было открыто, но было как бы отложено на потом и успешно утеряно.

И почти перед новым годом он нашёл документы с полным описанием алмазосодержащего месторождения с полным описанием. Что-то говорило ему, чтобы он не показывал никому эти документы. Но другой голос говорил ему — это шанс для компании, компания раскрутится, он и Лера будут получать хорошую зарплату, хотя они и так хорошо получали.

Но с другой стороны, Миша не был искушён в этих тонкостях, хотя и было что-то, что его настораживало в руководстве.

Миша взял эти документы и постучался к  руководству.

— Вот, нашёл очень даже интересные документы.  Практически полное описание и доразведка, думаю, не нужна. Даже не понимаю, как они сюда попали и их никто не искал. Я просмотрел на карте — место глухое. Поэтому об этом месте никто и знает.

Шеф взял бумаги, посмотрел их внимательно. Он сам был раньше геологом и кое-что понимал в этом. Рука, державшая бумаги, слегка задрожала.

— Ты больше никому об этом не рассказывал? — спросил он Мишу.

Миша подождал, когда тот посмотрит ему в глаза и прочитал в них приговор себе. Не зря его первой мыслью было не показывать никому эти документы. Это как золото, которым Мише не нужно было заниматься.

Он не ответил ничего начальнику, а просто поискав взглядом графин с водой, встал и подошёл к нему. Затем налил воды в стакан и стоя чуть боком прошептал:

— Я никогда к тебе не заходил и ты никогда этого документа не видел, — затем протянул воду шефу со словами:

— Вот и меня в горле пересохло от того, что увидел. Выпейте, вижу, воды захотели, — и уставился на него своими волчьими глазами. Когда шеф допил последний глоток, выдернул из его рук документ, подошёл к двери и сказал, что он пока ничего такого не нашёл, но вот вроде напал на след сурьмы.  После этих слов быстро закрыл дверь. Шеф так и остался сидеть и смотреть на пустой стол.

Вернувшись в кабинет, Миша долго сидел в раздумьях. Сегодня он ясно видел смертный приговор себе в глазах шефа. Наверное, тот посчитал, что здесь не нужны лишние свидетели.

— Да, ты готов за эти камешки лишить человека жизни. А я же не стал скрывать бумаги, понёс тебе. Ээээх.

Документы Миша спрятал под рубашку и вынес их. Дома спрятал подальше на всякий случай. Может, это и будет когда-нибудь его третьим разом. Он размышлял, что делать. Оставаться работать в этой компании под руководством такого человека или искать другую работу, которую было очень трудно найти.

Реклама и сотрудничество [email protected] Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *