Доченька, простишь ли ты меня? Глава 4. Папа, а почему ты не женишься?

Глава 4.

Сергей так и не смог понять, что не так было в их отношениях с Дианой. Работать не заставлял, жила на всём готовом, обеспечивал её хорошо. Ну несколько раз переспал с новой секретаршей, но Диана для него как жена. Может и увидела их вдвоем, приревновала? Но он уже расстался с этой девушкой, слишком много требовала, не Диана, это уж точно.

Начало. Предыдущая глава 

Он надеялся, что Диана побудет сама, соскучится сама по хорошей жизни и приползёт на коленях. Может из-за смерти ребёнка? Но он надеялся, что она всё-таки настоит на своём и вернётся с младенцем. Он ещё думал, что будет делать в этом случае. Скорее всего, оставил бы в детском доме. Ведь она была бы матерью одиночкой. Дианка ведь точно хотела родить, чтобы он женился на ней. Ну ничего, он подождёт. Не искать же другую на старости лет. Кого он теперь найдёт? Совсем молодую брать не хочется.

Вспоминая последнюю встречу с Сергеем, Диана думала, что только теперь она себя чувствует свободной. Успокоилась, начала строить новую жизнь. Но вот встреча в магазине с тем мужчиной и девочкой выбила её из равновесия. Она уже третий день думала об этом мужчине и о девочке, которая была с ним. Как жаль, что у неё не сохранилось детских фотографий. Они были у родителей, но с ними Диана поддерживать отношения не хотела. Она знала, что мама будет её отчитывать за то, что ушла от такого «прекрасного мужа» и будет уговаривать вернуться к нему назад. А назад она уже не вернётся, даже если будет умирать с голода.

А сейчас она снимала комнату, ей с Афанасьевной было комфортно. У той были свои интересы, иногда подторговывала зеленью и консервацией, которую сама накрутила. Зелень брала на оптовом рынке в городе. В душу Диане не лезла, не поучала. Расспросила сначала — кто такая и почему одна, жиличка показала паспорт, где на странице — «семейное положение» было пусто. Была рада такому работнику и Валентина, они в свободное время сверяли бухгалтерию и женщина видела, что её заместитель работает честно.

К концу марта нужно было закупаться товаром, весна, многие планируют ремонты и иногда какой-то мелочёвки не хватает. Посоветовала Диана расширить немного ассортимент необходимым товаром. Но вот беда — Валентине не на кого было оставить ребёнка. Она попросила Диану посидеть с сыном, но когда та взяла малыша на руки, прикоснулась губами к его макушке, на неё что-то так нахлынуло, закружилось перед глазами.

Поспешно сунув ребёнка матери и схватив свою одежду, Диана выскочила из квартиры. Добежав до квартиры, она зашлась в беззвучном рыдании. Года три назад она обследовалась у врача и тот сказал, что она перенесла воспаление, по-видимому, лечилась или неправильно или недостаточно, но теперь у неё детей быть не может. Кажется, Валентина догадалась, что у её помощницы что-то связано с ребёнком, раз та так отреагировала, поэтому больше ей никогда не предлагала посидеть с сыном. Она просто платила Анне Афанасьевне, когда нужно было ехать к оптовикам.

В начале апреля начали подсыхать дороги, дети вывели свои велосипеды для первой обкатки после зимы. А Диана решила снова прийти к тому месту, где хотела тогда броситься в воду с новорождённой дочкой. Что на неё тогда нашло, сейчас она не понимала. Она постояла, посмотрела на мутные воды реки, которые сейчас были очень страшными. Выходя на широкую тропинку, услышала сзади звонок велосипеда. Она едва успела отскочить, заметив что у девочки из-под шапки развеваются две косички, белых, тех, что она уже видела в магазине.

Женщина поняла, что это та же девочка и что она живет где-то недалеко отсюда. Она пошла по тропинке вверх, в сторону дома, который виднелся вдалеке между ещё голых деревьев. Просто так пошла, без цели, надеялась увидеть хозяев дома. Посмотрит, кто хозяйка этого дома. Подойдя поближе, она хотела спрятаться за деревом и понаблюдать. Из дома вышел мужчина, открыл ворота, чтобы выехать машиной, но вдруг увидел затаившуюся Диану.

Он решительно зашагал в её направлении. По взгляду женщина увидела, что тот настроен решительно. Ей бы развернуться и уйти, но ноги как приросли.

— Я не знаю вашего имени и не хочу знать. И если вы будете преследовать мою семью, я обещаю вам неприятности, — тон мужчины не предвещал ничего хорошего.

— Да я не преследую, вам показалось. Я просто пришла посмотреть, кто тут живет. Я здесь совершенно случайно, просто шла по тропинке. И обещаю, что я больше здесь не покажусь, — начала оправдываться Диана, но в отличие от неё Валерий очень хорошо её запомнил в тот день. Память была у него хорошая на лица. И в магазине сразу узнал. Думал — случайно появилась. Женщина, не проронив больше ни слова, развернулась и пошла в сторону тропинки.

— Шлялась неизвестно где столько лет и появилась на готовенькое, зло кинул он ей в след и она вздрогнула, как от удара плетью. Слёзы навернулись ей на глаза и она бросилась бежать. А Валера долго корил себя за последнюю фразу. Никогда он такого себе бы не позволил по отношению к женщине, а тут что-то нашло. Да и кто его знает, что с ней было, тогда она была как бы не в себе. А уж ему, как бывшему врачу было известно, что такое послеродовой психоз. Но он успокаивал себя, что просто защищал Майю.

А Майя, накатавшись, вернулась домой, разрумянившаяся, голодная, но в хорошем настроении. Папка позвал её кушать и начал расспрашивать о сегодняшнем дне в школе, сколько двоек принесла и с кем подралась.

— Ну паааап, я двойки не получаю, только пятёрки, зачем так говоришь? И я уже не дерусь, да и Виталик никому не разрешает меня обижать. Давай, папа, я тебе пуговицу пришью к рубашке твоей, вчера заметила, что оторвалась, — предложила дочурка, которая росла хорошей и хозяйственной. Да и тётя Тамара и Даша учили её женским делам. Деловито завязала узелок и начала пришивать, а ротом вдруг вспомнив что-то, спросила:

— Папа, а зачем к тебе та тётя приходила?

— Какая тётя?

— Ну та, продавщица с магазина, помнишь? Ты ещё там покупал клей. Я её встретила, когда она к нам шла.

Валерий на мгновение замер, раздумывая, что отвечать. Вот оно то, чего он боялся.

— Да так, спросила, есть ли отсюда дорога в соседнюю деревню.

— Папа, а почему она назад бежала? Странная такая. Папа, а это правда, что меня мама сразу как родила, так и оставила одну? Мне тётя Тамара рассказывала.

— Значит, тётя Тамара больше меня знает. Да, она заболела и уехала лечиться.

— А теперь где она? Умерла?

— Не знаю, дочка, где она. Не искал, может и умерла, а может и вылечилась. Нужно будет — сама найдет, мы на месте.

— Папа, а почему ты другой раз не женишься? Все мужчины должны быть женаты. Я твой паспорт смотрела — там нет отметки, что у тебя есть жена.

— Не хочу жениться, Майя. Приведу сюда тётю, она начнёт нами командовать. И будет ли она тебя любить? Она ведь чужая. И старый я уже для женитьбы.

— А чего меня не любить, я хозяйственная. А командовать я ей не позволю. Ну как хочешь, папа. Так, пуговица готова, я пошла делать уроки.

Майя побежала на второй этаж в свою комнату, а Валерий так и остался сидеть с рубашкой в руках. Он раз за разом вспоминал разговор с мамой Майи. Правильно ли он сделал, так грубо отчитав её. А Майя…Майя решила завтра снова зайти после школы в тот магазин. Тётя была какая-то странная. И папа что-то крутит.

Продолжение

Реклама и сотрудничество [email protected] Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *