Доченька, простишь ли ты меня? Глава 5. Когда разговариваешь с другом, плотно закрывай двери, чтобы никто ничего не услышал

Глава 5.

С утра Майя уговорила отца, что она поедет в школу на велосипеде, она уже попробовала, дорога подсохла и не нужно её отвозить машиной. На самом деле она хотела подъехать к тому магазину на станционной площади и ещё раз посмотреть на женщину, которая приходила к отцу. Она даже деньги, выданные отцом на обед, не потратила, а оставила, чтобы купить что-то там. Ну не зайдет же она молча в магазин, посмотрит и уйдёт. Она волновалась, думала об этой встрече, даже не услышала, что её учительница математики вызывает к доске.

 Начало. Предыдущая глава 

После уроков она не стала долго задерживаться, одела рюкзак, отцепила велосипед и умчалась. Ехать нужно было километров пять, а потом ещё и возвращаться домой. А если отец будет дома, а не на кордоне, он её спросит, почему так долго возвращалась и где она была.

Подъехав к магазину, она прицепила свой велосипед на замок и, отдышавшись, зашла в магазин. Но в магазине за прилавком стоял совсем другой продавец, мужчина. Он как раз разговаривал с покупательницей по поводу замка.

— Здравствуйте, а тут была другой продавец раньше, тётя. Она что, не работает?

— Девочка, не видишь, я разговариваю с покупателем. Какая тётя, здесь я работаю, — ответил продавец.

— Ну беленькая такая. На прошлой неделе.

— Простите, — обратился он к покупательнице, и ответил Майе, что она не продавец, а подменяла его на два дня и она замещает хозяйку, а сейчас ему некогда разговаривать, он работает. Хотя женщина была единственным покупателем и уже полчаса выбирала замок, но не бросить же ему всё и отвечать ребёнку, в конце концов!

Понуро опустив голову, Майя вышла из магазина и подошла к своему велосипеду. Если бы она оглянулась, то заметила бы машину отца, который ездил по своим делам в район и проезжал мимо. Он-то дочь увидел. Когда он вернулся домой, Майя уже была дома и разогревала обед. Так как она не обедала да ещё и проехала такое расстояние, аппетит у неё разыгрался.

Дорогой Валерий думал, нужно ли спрашивать, что она делала в магазине или нет, и решил, что всё-таки он спросит.

— Майя, грей обед и на меня. Хорошо, что сама добралась, я как раз бы и не успел бы тебя забрать. Тебе что-то нужно было купить в хозяйственном магазине? Так сказала бы, я купил бы, а то так далеко моталась, — как можно беззаботней сказал он дочке.

— Я хотела посмотреть другой замок для велосипеда, тот немного заедает, — нашлась дочка.

— Ну сказала бы, я посмотрел бы. Так ты выбрала? Скажи какой, я завтра куплю. Может, твой просто смазать нужно? — ответил отец, глядя ей просто в глаза. Не нравилось ему, что дочка обманывает его. Замок, конечно, он посмотрел и показал дочери, что тот работает отлично.

— Дочка, давай договоримся, что ты не будешь обманывать меня, хорошо?

— Папа, ты ведь также обманываешь меня, — покраснев, ответила Майя. Валере нечего было ответить и он просто промолчал.

Прошла неделя, Майя больше не делала попыток увидеть ту тётю, а потом к ним в гости приехал его друг по прежней службе, который много помог потом Валере. Весенний лес начал постепенно одеваться листвой, близился первомай. Летом Слава ездил на моря — океаны, а тут появилось несколько дней и он решил проведать своего друга боевого, который спас его ногу от ампутации. Ну, хоть и был запрет, но Валера поймал сома, насолил икры. Хотел чем-то необычным угостить друга.

Валерий спиртное употреблял редко, четыре — пять раз в год. Ну поминал жену с ребёнком, день рождения  Майи, свой день рождения, Новый год да пожалуй и всё. А тут друг приехал. Друг также был не любителем, но бутылку вискаря они оприходовали. И разговаривали, о жизни, о старых друзьях. Потом Слава всё же поинтересовался, откуда у него дочь взялась и где её мать.

— Да что тебе сказать, провёл я свою Лену на станцию, посадил на поезд, а у меня как раз старая машина заглохла, нужно было в ремонт отдавать. Вот и пошёл я от станции короткой дорогой вдоль речки. Смотрю — над обрывом стоит женщина и судя по всему, сейчас бросится в воду. Я поспешил, схватил её за шкирку, оттащил, а у неё на руках ребёнок. А глаза затуманены, вижу — не в себе. Я ребёнка взял на руки, её за руку, повел к себе. А она вырвалась и побежала к станции.

А я куда с малюткой, догонять буду? Принёс домой, а она только несколько часов назад родилась. Я в село, кормить нужно, пелёнки, подгузники. Ну и оформить на себя решил её. Народ знал, что у меня была женщина, а куда делась, не знали. Вот и сказал, что родила и оставила мне и ребёнок, мол, мой. Короче, оформили на меня, соседка как раз своего кормила и Майю выкормила. Вот. А теперь встретил её, объявилась ни с того, ни с сего. Ещё и требовать будет дочку.

— Не будет требовать, потому что доказательства могут быть только через суд, а она бросила ребёнка, чем подвергла его опасности. А ты молодец, раз такую ношу на себя взвалил. А с женщиной могло что угодно случиться, сам знаешь, послеродовой психоз не редкость. Мало ли что случилось. А дочка, небось, о маме спрашивала?

— Спрашивала много раз. А тут увидела, что мы пересеклись с этой… Даже в магазин к ней сама пошла, но не застала, скорее всего.

Потом было длинное молчание и предложение пойти спать. Именно это услышала Майя, когда ночью вставала в туалет, напившись с вечера вкусной газировки, которую привез гость, хоть папа и ругался. Она услышала, что назвали её имя и ей стало интересно, о чем говорят эти взрослые.

Услышанное стало для неё настоящим шоком. Оказывается, её отец и не её отец вовсе, а та женщина — её мама!!! Так вот почему она так заинтересовала Майю. А папка скрывал от неё всё. Ой, не папка. А кто он ей? Но он всё равно любит её. С этой мыслью она долго не могла успокоиться и уснула, когда уже начало светать. Утром её Валера едва смог разбудить, хорошо, что была суббота и в школу не нужно было идти.

— Что с тобой, Майя? Ты не заболела? Весенний ветер коварен. Померяй-ка температуру, сейчас градусник принесу.

— Не нужно температуру мерять. Я вчера слышала ваш разговор с дядей Славой. Так ты мне папа или не папа? — спросила девочка с вызовом, глядя отцу прямо в глаза.

— Как решишь, доченька. Ты уже большая и тебе скоро двенадцать лет будет. Если посчитаешь, что я чужой тебе — так тому и быть. Но позавтракать нужно. Мы с дядей Славой на дальний кордон пойдём, а ты решай, силой тебя держать не буду, — голос у Валеры был глухой, от неожиданности у него перехватило горло, он даже сутулей стал.

Завтракали молча, изредка перекидываясь репликами. Валера ничего дочери не сказал, да он и по жизни молчун был, а тут — ну что ещё добавить? Сразу после завтрака они поехали на машине на дальний кордон, там была небольшая сторожка, там и подкармливал зимой лесник оленей, а теперь хотел показать само, немного привыкли.

А Майя осталась дома. Перемыла посуду, начала уборку в доме. Потом бросила все и села рассматривать фотографии — и на бумаге, когда она была ещё маленькая и ходила в садик, потом в первый класс он её провожал, потом выпуск в третьем классе. Везде она или с папой, или он её снимал одну. Вот она с новой куклой, вот они в городе в кафе. А сердце подсказывало — он и только он её папа, самый лучший, самый любимый. Слёзы текли сами, по щекам, по подбородку. А мама? Они говорили такое странное слово — психоз. Это что, она психическая?

К приходу папы Майя приготовила щей и начистила картошки для пюре. Когда он с другом приехали, их встретила дочка с упрёком:

— Папа, где вы так долго были? Щи давно готовы. Вам картошки отварить или пожарить?

ПРодолжение

Реклама и сотрудничество [email protected] Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *