Сельская ведьма бабушка Света. Продолжение. Главы 6-10

Глава 6 (предыдущие тут 1-5)

Таня, как обычно, после смены пошла в местное кафе под названием “Блинная” встретиться с подругой Людкой. Хотя какая она подруга? Так…Но всё равно других нет. Людка там работала официанткой, посудомойкой и так далее. Но считала, что у неё престижная работа, на виду, ну и держала себя соответственно.
– О Танюша, привет, покутить после смены решила? – как всегда с насмешкой поприветствовала она подругу.
– Ну зашла, как обычно, к тебе. Не в “Ивушку” же идти.
– Ага, в “Ивушке” твой сок в 2 раза дороже будет стоять. Ну что, сделает твоя ведьма приворот на Мишку? -понизив голос до шёпота, спросила Людка?
– А зачем мне на него делать приворот?
– Ну а как же? Ну мы же договаривались, что сделаешь приворот, а потом бросишь его. Или испугалась, кишка тонка? А может бабка твоя ничего не умеет, а так, прикидывается? – Людка начала напирать на Таню, уверенная, что та послушается её.
Тут Таня посмотрела на Людку, как бы впервые. Она задумалась над её словами и над тем, чего она добивается. Бабушка Света очень хорошо объяснила Тане, что такое приворот и его смысл. Думается и Людка догадывалась о смысле приворота, не могла не знать, но для чего она подталкивала Таню? Но зачем ей то нужно, чтобы Таня душу погубила свою и своего ребёнка на страдания обрекла?
– Бабушка Света многое умеет, только я не хочу связываться с этим. Хочешь – делай на Мишку сама приворот, мне то он без надобности, сама ребёнка воспитаю. А что? Жених как раз для тебя подходит! Его мать богатую невесту ищет, ты у нас на престижной работе.
– Ну уж нет, мне твой Мишка без надобности, тоже мне, жених, без перспектив, без работы, живет за счет мамы.
– Что же ты мне его то суешь, – подумалось Тане и впервые она поняла, что Людка, унижая её, себя возвеличивает, а по сути она страшная и работает просто посудомойкой. Её, Таню, в больнице больше уважают, чем Людку здесь. Однажды Танюша приходила вечером и видела, как подвыпившие мужики шлёпали Людку по её широкой заднице. Тоже мне, престижная работа. А вслух сказала:
– Ну и мне не нужен. У меня сейчас есть где жить, есть пока работа. Буду пособие потом получать, бабушка Света за ребёнком присмотрит, а я на работу выйду.
– С ума сошла! Ведьме она ребёнка доверит!
– Иные ведьмы лучше, чем простые люди! – в сердцах сказала Таня, встала, не допив свой сок и ушла. Она решила, что больше не будет заходить к Людке и вообще, здесь накурено всегда и не лучшее место для неё. Подумаешь, традиция, сок разбавленный выпить после работы и получить порцию гадостей от Людки. И зачем она её терпела?
Людка смотрела в окно, как Таня уходит. Ну вот, перегнула она палку, над кем теперь будет издеваться? Иногда Оля приходила и они вместе тролили Таню, получая удовольствие от этого. А теперь она ушла. Ну ничего, придёт она поплакаться, насмеются с Олей над ней ещё. Тут Людка заметила, что к Тане подошёл Мишка. Ох, как жалко, что ей нужно помыть чашки, Гриша – местный бармен уже два раза её звал. Не увидит, чем закончится всё, небось, опять Танька будет бежать за ним.
Но Людка ошиблась. Мишка, по указке мамы, должен был с Таней поговорить. У мамы уже 2 недели стояла намертво торговля и кто знает, во что это выльется дальше.
– Привет, Танюша. Как дела? Где это ты пропадаешь?
Конечно, немного остуды бабушка Света дала Тане. Так, чтобы видела все в нормальном свете, могла рассуждать и оценивать правильно ситуацию. Поэтому Таня смотрела на Мишу не глазами влюблённой кошки, а глазами нормального адекватного человека.
– Привет, дела нормально, я работаю, переехала жить в село. А что так заинтересовали тебя мои дела?
– Ну… может вернёмся к разговору о свадьбе.
Таня посмотрела на Мишу. Одетый в яркую ветровку, расписанную со всех сторон, немного узковатую на выпирающем уже животе, он был похожим на соседского петуха, который будил её каждое утро. Весь вид Мишки был кричащим, видно было, что парень хочет показать, что он богатый, очень богатый, но вот это все было как-то…. Даже Таня, прожившая всю сознательную жизнь в бедности, понимала, что это как-то не то всё.
– Миша, а что возвращаться? Ты и я люди разные, я за тебя замуж не пойду, да и ребёнок будет не от тебя.
– Ах ты дрянь, ребёнка чужого хотела на меня повесить?
– Да ты и сам сказал, что ребёнок не твой. Кто отец, знаю только я, – с этими словами она развернулась и пошла на остановку автобуса, чтобы ехать в село. Сегодня она окончательно разорвала отношения с людьми, которые были явно лишними в её жизни.
Подошедшие ребята, которые с утра направлялись в блинную выпить пивка за счет Миши, слышали окончание разговора.
– Что, сама призналась, что хотела тебе повесить ребёнка на шею чужого? Ты смотри, Миша, она у ведьмы на квартире живет, как бы чего не наколдовала.
– Нет, сами слышали, не мой ребёнок. Будете, если что, свидетелями!
– Да не вопрос, Миша, ты только наливай, ответил один из приятелей.
На остановке Таня увидела Юрия Васильевича. Хотя она понимала, что кто она и кто он, но сердце всегда начинало чаще биться, когда он на неё смотрел, а на её лице появлялся предательский румянец. У Тани срок был небольшой, 8 недель, ни токсикоза никаких других неприятных явлений она не испытывала, разве что спала дольше.
Здравствуйте, Юрий Васильевич!
Здравствуй, Танюша, куда едешь? К бабушке Свете?
– Ну да, я у неё теперь живу. А Вы куда едете?
– Да вот также сегодня нет приема в поликлинике, еду к бабушке, пообщаться нужно, кое о чем поговорить. Вот, может быть, тебя сватать хочу.
– Скажете тоже. Шутки всё у вас.
– Ну почему шутки? Ладно, давай, заходи в автобус. На месте и поговорим.
Юрию все больше и больше нравилась эта девушка. Он уже полностью успел узнать её биографию. Конечно, у неё не было прически, как у его уже бывшей жены или у Катерины, не было красивого макияжа и ухоженных рук, но это всё дело наживное. Главное, в ней была человеческая душа, а этого так не хватало Юрию.

Глава 7

Баба Света хлопотала с хлеву у козы, мастерила сама, как умела, ясли своей козочке Белке. Хоть и прожила считай всю жизнь в сельской местности, старалась не держать живность. У неё собаки и той не было, хотя она была не и нужна: двор и дом у неё был под своей охраной. Никто не мог подобраться незамеченным, помощники сразу ей сообщали. Но тут другое дело, Танюша. Эта девушка была очень похожа на неё в молодости. Она ведь тогда также забеременела от своего Лёши, только время было другое, уехала подальше от позора в город. Работала тяжело, никому не говорила, что беременная, вот и потеряла ребёнка. Врачи сказали, что детей у неё больше не будет. А она и не пробовала, даже тогда, когда уже умела лечить и заговоры творить, даже не пыталась себе помочь. Да и себе самой самое трудное и не положено себе помогать. Тётя, к которой она приехала сразу после завода, научила её всему.. Таня могла бы быть её внучкой уже, но вот так случилось.
Баба Света почесала Белку за ухом, той нравилось. Скоро где-то Танюшка приедет, хорошая и светлая душа у неё, не смотря на сложную жизнь. Она советовалась с посланниками своими, кого готовить на замену. На десять лет жизни она рассчитывала, но ведь нужно готовить человека. В её случае передать при переходе из рук в руки не получится, её тетя лет 15 учила всему. Но у бабушки Светы родных не было никого. Она последняя в роду. И посланники молчали пока.
Обед уже был на плите, баба Света уж постаралась заранее. Кто-то подходил к калитке, ведьма выглянула в окно и сплеснула руками: – шли Таня и доктор, Юрий Васильевич. Молодец какой, все правильно решил для себя. Она накормила с дороги обоих, затем отправила Таню отдыхать, наказав им не мешать, у них разговор серьезный будет.
– Не волнуйся, не о тебе сегодня речь пойдёт, нам с доктором серьёзные темы обсудить нужно. Если проснёшься, не заходи в комнату мою, занимайся своими делами, – шепнула Тане бабушка.
О чём говорила бабушка Света с Юрием Васильевичем, какие заговоры читала, мне не известно, но у него как бы всплыло в памяти то, что давно забыл уже, но знал хорошо, то, что дремало до поры, до времени. Это было не ведовство, это были знания по лечению, по травам, по диагностике. Если бы не баба Света, может никогда и не пришло это к нему, память его предков – знахарей, так бы и закрутился в рутине работы. Вышел из комнаты мужчина с просветлённым лицом и весь потрясенный тем, что случилось с ним сегодня. Он сел на лавочку во дворе, долго смотрел в даль и дальше спросил:
– И что мне теперь с этим делать?
– Людей лечить. Но прежде всего – учиться, вспоминать всё, что приходит и записывать.
– Никогда бы не подумал до этого, что с ведьмой на пару работать буду, ну, Светлана Павловна, ну и учудили, доктора, хирурга на свою сторону перетянули! – засмеялся он. Тут уж пересуды пойдут! И так Петровнушка целый месяц на койке пролежала, вчера только гипс сняли, всё вас клянёт.
– Раз клянёт, значит мало получила, а то что сюда приехал ты, доктор, так может ты не ко мне, а к моей Танюшке. Дело молодое.
– Да, молодое, я вот старше её на столько, захочет ли посмотреть в мою сторону. Я ведь хочу, чтобы любили меня, а не без всех этих штучек.
– Эээх, Юрий Васильевич, Юрий Васильевич, вот всё делаю, но приворотами не занимаюсь. Если судьба – она найдет сама тебя. Я могу только подсказать, в какой стороне судьбу искать, приметы дать, а дальше сам. Если Таня не по нраву, зачем сердце неволить? И ей жизнь портить!
Тут Таня, услыхав разговоры во дворе, вышла. Она немножко вздремнула после смены и намеревалась заниматься домашними делами. Но перед этим успела уложить волосы и переодеться.
– Таня, – обратился к ней доктор, – ты проводи меня на остановку, чтобы я не блудил. В прошлый раз я приезжал на больничной машине и не помню, где остановка. О том, что сегодня приехал сюда автобусом, он как будто бы уже забыл.
– Ага, хорошо, я сейчас, – Таня заскочила в дом, мазанула губы помадой, ещё раз посмотрела на себя и вышла.
– Да, Танюш, спроси у продавщицы потом, когда завезут муку, хочу прикупить немного. Вареники ты вкусные делаешь. А Вас, доктор, я буду ждать по субботам, как у вас будет получаться.
Таня с Юрием Васильевичем пошли к остановке, а бабушка Света подумала, что, кажется, сложилось, как и рассчитывала. Да и прикрытие неплохое для посещений врача получается. Она продолжила сидеть на лавке, притомилась сегодня с врачом, сил израсходовать пришлось немало. Мимо проходила соседка:
– Твоя Танюха-то поселкового нашла себе, что ли?
– Да не знаю ещё, думает она.
– А это не доктор часом?
– Ой, а я не спросила. Нужно будет у Тани спросить. Слушай, Люда, где мне сена купить козе? И свёклы же нужно. Продай, а? Сколько мне той козе нужно? я что-то поздно вспомнила.
– Ну, я не продаю, в принципе, сено, но.. раз нужно…, – Люда пожевала губами. Знала, что отказать, сено сгнить может, если бабка рассерчает. А так может, нужно будет обратиться.
– Ты это давай два рядна я тебе дам, а ты ещё у кого-то спросишь, не откажут. Просто я лишнего не заготавливала.
– Ну ладно, два рядна и то хлеб. А свеклу и смесь зерновую я у фермером попрошу, сколько мне нужно там. Всё равно они мне должны за ногу, что их  Буян  повредил. Точно, стребую должок я.
– Вот, стребуй и сена попроси.
– Да что ты, Людка, жмёшься, сена заготовили на три коровы этим летом. Ты же меня знаешь, я за добро всегда добром…
– Баба Света, да знаю, я знаю. Надеюсь, в этом году будет моя корова доиться хорошо?
– Людка, откуда я знаю. Если будешь кормить хорошо, если корова здорова будет, то доиться будет. И бычок родится, только пусть ветеринар осмотрит позже корову.
– О Боже, а что с коровой?
– Не знаю, я не ветеринар, телиться будет, позовите ветеринара. И будет все хорошо, не волнуйся. От люди, даешь совет – плохая, промолчишь – плохая.
– Я поняла, спасибо, бабушка Света, за совет. Ты не обижайся, но корова – наша кормилица, мне сына учить нужно и не дай Бог, что с ней случится. Так когда лучше позвать ветеринара?
– Да ближе к отёлу, к Новому году поближе. Так я приду за сеном?
– Мы уж договорились, приходи.

Глава 8

По дороге Юрий Васильевич расспрашивал Таню о её родне, о том, как ей живется с такой бабушкой, спросил почему не пошла учиться после школы. В ответ Таня ответила, что у неё денег не было на дорогу, что она очень хотела бы выучиться на швею и открыть своё ателье. Медицина ей нравится, но что-то творить своими руками ей интересней. Она рассказывала, а её лицо настолько преобразилось, что Юрий Васильевич залюбовался ею. Он вздохнул, подумав о том, что такая прекрасная девушка вряд ли захочет связать свою судьбу с ним, ведь он на 14 лет её старше.
– Почему вы так посмотрели на меня? – вдруг спросила Таня. Некрасивая, глупая?
– Нет, ну что ты, Таня. Ты очень красивая, просто не такой вызывающей красотой, как кукла, у тебя красота, как бы изнутри идёт. И кто тебе сказал, что ты глупая? Я давно не слышал от молодой девушки такие здравые рассуждения. Ох, Танюша, был бы я помоложе…- и доктор замолчал.
– Да вы не старый совсем, что вы. Только я, Юрий Васильевич, беременная и буду растить девочку, как сказала бабушка Света, сама, – просто сказала Таня и добавила, что вот как раз и автобус подошёл.
А в это распрекрасное время, когда бабушка Света занималась своим хозяйством, потом зашла ещё раз в хлевчик посмотреть, куда лучше сложить сено, возле калитки остановился дед Серёга, хорошенько уже поддатый и начал кричать:
– Ведьма! Ты куда спряталась? А ну выходи, я тебя сейчас на чистую воду выводить буду.
Конечно, среди бела дня показывать свои штучки бабе Свете было не с руки, да и никогда она так не делала. Обидно было, что все соседи попрятались у себя и только через занавесочку выглядывали – что там будет предпринимать ведьма- то наша?
– Что ты шумишь, иди, куда шёл!
– А ты мне не указ, ведьма шелудивая.
– А чего это я шелудивая, ты старый хрен такой, чего это я шелудивая, а? – напором пошла на деда бабушка Света. Но дед, когда выпьет, начинает так буянить, что остановить его бывает трудно.
Деде Серёга открыл калитку и на нетвёрдых ногах, но очень решительно зашёл во двор, явно желая вывести ведьму на чистую воду. Тут баба Света поняла, что шутки плохи и попыталась остановить его, как пару месяцев назад останавливала фермерского Буяна. Но во первых, дед не бык и он был пьяным. Поэтому полной остановки не получилось. Дед махал руками, как будто у них кончался завод, медленно и с перебоями. но главное, он не мог говорить, только мычал: аааа, ууууу, что скорее всего обозначало: ведьма, убью…Но и алкоголь не давал в полной мере подействовать бабушкиной силе.
Обойдя стоящего деда, баба Света пошла навстречу Тане, чтобы дед её не обидел. Калитку оставила открытой. Она понимала, что кто-то напоил деда и подговорил разобраться с бабкой, а пьяному что, море по колено. И смех и грех, но ведь дед спьяну мог и беды наделать, что тогда? Главное, соседи спрятались и наблюдают. И тут по дороге к своему дому шла Павлина. В это время деда прорвало: ведьма, убью – и он повернулся и как бы оборвал путы, выбежав со двора.
– Дед Серёга, ты чего буянишь? – спросила у него Павлина.
– Сейчас ведьму убивать буду, – ответил дед Серёга, но уже как-то не очень уверенно, видно, хмель немного выветривался.
– Я тебя за бабушку Свету сама порешу! Она жизнь мне спасла, не смей рот на неё открывать! Сейчас в полицию позвоню, быстро усмирят. Ты чего это вздумал, окаянный, пьянь подзаборная. Думаешь, одинокая бабка, так измываться будешь тут!
– Да она ведьма!
–  Да лучше три таких ведьмы, чем такой алкаш, как ты, дед Серёга. Она людям помогает, а ты что в своей жизни сделал? Кому помог? Ты у нас петуха украл и пропил, забыл? Вот мужа позову, он быстро тебе бока намнёт, забудешь дорогу по этой улице. И чтобы ноги твоей здесь не было – продолжала наступать на деда Павлина. Затем крикнула:
– Настя, ты чего за занавеской спряталась, цирк тебе, что ли? Как со скотиной чего, так быстро к бабке бежишь, как помочь соседке, так за занавеской. Деда кто подпоил и подговорил? Так, бабушка Света, вот пусть и они также вас зовут, а вы за занавеской спрячьтесь.
Занавеска быстро закрылась. Тут и Таня подоспела. Она услыхала крики на улице и поспешила домой. Узнав, в чем дело, она первым делом поблагодарила тетю Павлину за помощь её бабушке. Ей также было неприятно, что соседи не пришли на помощь. Дед быстро смотался отсюда, пока сам цел, проклиная ведьму и весь женский род, на что Таня ему крикнула, что пусть ещё раз зайдет во двор, не посмотрит, что он старый, а переломит на его спине черенок от лопаты.
Деду наука была ещё та. Да и бабе Свете было неприятно. Долго сидела она на кухне, подперев в голову и смотря куда-то в даль. Нужно было продумать стратегию, как деда от пьянства отвадить. Ему можно было помочь, это у Таниной мамы бес душой завладел, а деду помочь можно было. Конечно, характер не переделаешь, но пить дед должен бросить. Ну а соседи…. так на следующей неделе уже первая ласточка прилетит.

Глава 9

Доктор ехал домой в автобусе и думал о своей жизни. Через две недели у него с женой будет развод. Сразу не развели, дали подумать три месяца. Но что они могли решить и зачем эта тягомотина была нужна? С Лилей они прожили десять лет, женились по большой любви, она поехала за ним из областного центра, сюда, в глушь, как она выражалась. Но ведь приехала, знала за кого замуж выходит, значит, любила. Ничего плохого сказать о своей жене Юрий не мог, да и не хотел. Так сложилось. Она уехала к родителям сразу, как только они поговорили и решили разводиться. Рассказала, что сразу нашла неплохую работу, как понял Юрий, уже и мужчина у неё появился. Видел в соцсетях.  Эх, Лиля, ну не повезло им. А может быть, так и должно случиться.
Тут мысли Юрий перескочили на Таню. Смешная она. Дизайнером одежды хочет стать в их райцентре. Но мечта – это мечта, ей крылья подрезать нельзя. Интересно, какие-то общие интересы у них могут быть? Кроме вопроса обеда и ужина? После сегодняшней поездки она стала ему немного ближе. Просто так решиться и сделать ей предложение было сложно, но то, что у него открыла бабушка Света, не каждый человек воспримет однозначно, а Таня приняла, как само – собой разумеющееся. Он чувствовал, что нравится ему Таня. Конечно, это не те чувства, что были у него с Лилей, но то, что ему становится теплее на душе, когда её видит, это нечего отрицать. И знает он, уверен, что здесь нет никаких штучек от бабушки Светы. Только вот захочет ли Таня пойти с ним на свидание? Он видел, что она не собирается с ним кокетничать. Чётко поставила грань – я беременна и буду воспитывать ребёнка сама. Кстати, нужно проследить, чтобы её оформили на постоянной основе, а не на время болезни. Он напишет справку, что Петровнушка не может исполнять свои обязанности. Такие вот мысли роились в голове доктора по дороге домой.
Баба Света продолжала свою жизнь, как будто и не было деда Серёги и всего, что с ней случилось. Единственное, она снова напомнила Павлине, чтобы та не затягивала, а пробовала дальше лечиться, собирала денег на всякие там лучи и химии. Рак она с доктором остановила, уменьшила размер, но её методами его излечить навсегда нельзя. Детям мама нужна.
– Да ездим мы в город, бабушка Света, постоянно. Ты время мне дала, вот и выбиваем квоту на лечение, чтобы бесплатно. Время, вот чего у меня тогда не было, могла и не успеть. Благодарю тебя за то, что подарила пару – тройку лет, а там может чего и смогут врачи сделать. Вот, через месяц уже побрею голову, как раз под платком и не увидят. Врачи обещают тогда длительную ремиссию. Ещё раз спасибо тебе, бабушка Света. А соседи – вот не ожидала от них такого.
– Ладно, они всегда такими были, чего уж там, ничего их не исправит, – только и вздохнула бабушка Света.
Но проблемы у соседей не заставили себя долго ждать. Коровы, которые были почти в каждом дворе, ещё ходили на выпас и подъедали пожухлую сентябрьскую траву. Скоро их закроют во дворах. Молоко возили в район, хорошо, что было недалеко и автобус ходил достаточно регулярно или сдавали на молокозавод. Сбивали сметану, отцеживали творог – корова была всегда кормилицей.
В один из сентябрьских вечеров, когда стадо прошло по улице, постучала в калитку Матвеевна.
– Баб Света, открой.
– Что случилось?
– Корова пропала, стадо пришло, а коровы нет.
– Я твою корову не забрала, можешь проверить, у меня её нет.
– Да я понимаю, что не ты, пастух потерял, помоги найти. Мы уж бегали на пастбище, нет нигде. Смеркается уже.
– Я тебе не ищейка. Позови деда Серёгу, пусть он и поищет тебе, если сама не нашла. Всё, до свидания, мне некогда, – с этими словами баба Света закрыла дверь.
– Ууу, ведьма проклятая!
– И после этого ты приходишь и просишь меня помочь? Раз я ведьма, чего ко мне пришла? Я тебе звала? Я тебя приглашала? Ты за прошлый раз, когда обращалась, много мне молока дала? Много сметанки? Творог прокисший! И тебе совесть позволяет приходить ко мне, обзывать меня и просить о помощи? – Бабушка Света кричала на всю улицу. – Да, я ведьма! И я не скрываю этого! Но я зла никому не делаю, всегда иду на помощь! А вы пользуетесь этим и всегда меня попрекаете моей же помощью.
Поняла Матвеевна, что сглупила она, когда вырвалось на эмоциях у неё проклятие, но назад не вернёшь. Всю ночь искала она с сыном корову, звали свою Марту, но ничего не нашли. Антон всё ругал маму за её жадность и глупость, что с такими людьми, как бабушка Света, нужно жить мирно, но та только отмалчивалась.
Утром соседки жалостливо спрашивали, что с коровой, хотя и так было ясно и ругали Матвеевну, что сглупила и обидела бабу Свету.
– Бабка-то неплохая, всегда послушает, всегда чем-то да поможет, ну а кому она навредила так уж сильно? Ну пакостит, если достанут, но это не смертельно же. Вот Павлину же спасла. Девчонку приютила. Пользы больше. А тут деда Серёгу кто-то настроил и отправил драться. Не по людски это. И Матвеевна, жадная она всегда была. И тут сэкономила, не рассчиталась, оказывается, да ещё и проклинала соседку. – так судачили между собой местные бабы на пятачке у магазина.
Прошли сутки, корову не нашли. Пришёл к соседке Антон, грузный мужчина, сын Матвеевны, когда увидел, что баба Света как раз в огороде перекапывала грядки, пока сухо.
– Можно зайти, бабушка Света. Та кивнула головой, не переставая копать. Он подошёл ближе, перехватил лопату и стал копать, заодно рассказывая свою проблему.
– Ну не переделаю я мать свою, иногда жадность и глупость зашкаливает у неё. Но она моя мать, хотя мы с женой поэтому и стали жить отдельно. Но вот жаль корову, баб Света. Ты посмотри, хоть есть ли смысл её искать дальше? – спросил Антон.
– Есть. Жива ещё, – ответила баба Света, которая знала, что всё равно к ней придут и все уже нашла корову. Она не злорадствовала, просто это жизнь и она думала, как выйти с этой ситуации достойно.
– Помоги найти, – с этими словами он достал пятитысячную купюру и положил на небольшой пенёк от вишни, до которого у бабки ещё не дошли руки.
– Ну это слова мужчины. И ещё этот пенёк выкорчуешь потом. Ты копай, я сейчас, – с этими словами она подхватила купюру и пошла в дом. Затем через пол часа вышла из дома с небольшим колокольчиком, как рыбаки используют, сказала, в какую сторону идти и что делать, велев идти без матери и взять с собой крепкого помощника.
– Спасибо, пенёк я вырою на выходных, – сорвался Антон.
Корову он нашёл в небольшом болотце совсем в стороне от пастбища. Чего её туда понесло – более сочная трава или желание выпить воды – она, понятное дело, не рассказала, но застряла всеми четырьмя ногами под самое брюхо. Она отозвалась на колокольчик и Антон быстро её нашёл, тем более, что бабка дала направление. Вдвоем с соседом они еле – еле вытащили корову. Когда корова добрела домой, все в болоте, Матвеевна обнимала и целовала корову, а сын прикрикнул:
– Ты её обмой сначала, а я за ветеринаром смотаюсь, не простыла ли, ночи то холодные.

 Глава 10

Корова, на удивление не заболела, да и вымя у неё не раздулось, было впечатление, что корову подоили. Ветеринар также был удивлён, сказал, что и слава Богу, что так обошлось. Дал мазь для вымени, сделал профилактический укол и на этом всё. Только Матвеевна на следующий день подошла при всех к бабе Свете и сказала – прости меня, соседка. Та ответила – Бог простит и отвернулась. Видно было, что не простила.
Следующей была Настя. Ей было лет сорок, она была немного скандальной женщиной, любила, чтобы её было всегда сверху, в семье не терпела возражений, потому что она лучше всех знала, что делать, как делать и когда делать. И это касалось и глобальных для семьи вопросов, например, куда поступать дочери учиться и простых, как правильно повесить полку.
Нужно ли говорить, что этот маленький диктатор всю семью так достал, что ждали только небольшой искры. Но искры не было, а был большой взрыв. И он произошёл в тот момент, когда Настя вернулась домой после утренней дойки (она работала у фермеров и неплохо зарабатывала) и увидела, что муж собирает свои вещи.
– Ты куда это собираешься? И как куртку складываешь? Помнётся
– Ты хоть бы сейчас перестала бы поучать, поучалка. Ухожу я от тебя, насовсем. Надоело, в каждой бочке затычка, командует, командует, в кровати командует, за столом командует. Всё!!!! Я встретил хорошую женщину и надеюсь, что оставшиеся годы проживу спокойно, – наконец смог сказать Иван своей Насте то, что и хотел. Настя от неожиданности потеряла дар речи, но это было не долго, полетели и сумки за порог, полетели проклятия, но Иван поднял сумки, занёс в машину, плюнул жене под ноги и уехал.
 Настя тут же позвонила дочке, на что та неожиданно ответила:
– Не выдержал папка. Ну и молодец, правильно сделал. Мама, у меня занятия, я не могу говорить, с этими словами дочка отключила телефон. При повторном наборе ей ответили, что абонент не в сети. Оно и понятно, Оля – папина любимица. Младший сын был ещё в школе. Настя сидела посреди прихожей и обдумывала ситуацию. Нужно что-то срочно делать, нужно вернуть Ивана.
– Ну да, вчера она немного перегнула, когда они легли в постель. Конечно, её иногда заносит, но ведь по сути она была права. К кому он ушёл? Как же она будет сама? Мысли крутились в её голове, как колесо, она ничего не могла сообразить.
Взглянула в окно. Бабушка Света шла из магазина. Бабушка Света, точно, вот кто ей поможет, кто вернёт ей мужа. Настя тут же выскочила из дома, подошла к калитке.
– Здравствуйте, бабушка Света!
– И тебе не хворать, соседушка. Что нужно?
– Можно зайти, бабушка Света?
– О, уже и бабушка Света. А вот недавно была просто ведьма, – буркнула бабушка.
 – Ну вы знаете, что иногда я бываю несдержанной.
 – Ну об этом все село знает. Однако, твоему работодателю ты не орёшь и очень даже сдержанная. Значит, дело в том, с кем ты разговариваешь. А я, значит, не достойна твоего уважения.
– Бабушка Света, давайте все это оставим на потом. Мне помощь нужна, от меня муж ушел. Верните его домой, вы же можете.
– Настя, все село знает, и не только наше, что я приворотами не занимаюсь и никогда не занималась. Знаешь об этом и ты. Я не буду возвращать твоего мужа таким способом, если ты это имеешь в виду.
– Ну и пожалуйста, не одна вы тут такая. Подумаешь, обиделись на меня за деда Серёгу.
– Причем здесь обида. Ты упрямая и добиваешься своего. Ты, конечно, найдешь к кому обратиться, не спорю. Вернёшь мужа через черное колдовство. Испортишь жизнь не только себе, своим детям и внукам. Ты думаешь, это на твоих внуков – правнуком не падёт черным грехом, думаешь, из-за твоих хотелок и упрямства ты им жизнь не сломаешь? Эх, Настя, хоть бы раз подумала, прежде, чем делать. Иди отсюда, ищи, кто этим занимается, останавливать не буду, – с этими словами бабушка открыла калитку.
 Настя как-то неуверенно вышла, а потом вернулась.
– А что делать, бабушка? Что делать? Даже дочка поддержала Ивана.
– Что делать? Если ждёшь от меня помощи – поживи так три дня, без мужа. На третий день приходи. Постарайся в эти три дня ни с кем не ругаться, даже с сыном. Как хочешь что-то подсказать или научить кого, сразу бери листочек в рот, я тебе травку сейчас вынесу. Выдержишь – приходи, будем с тобой что-то решать. Травку не забывай в роте держать. Ты её возле себя держи, поближе, чтобы долго не искать.
Знала бабушка, что Ваня далеко не ушёл, через 2 села у своей тётки поселился, но Настя то не знала. А травка просто от кашля, главное, заставить Настю попробовать помолчать.
 Поблагодарила Настя бабку и вернулась к себе в дом. Обошла все, посмотрела на фотографию себя с мужем, что стояла в серванте. Конечно, за один раз человека не перевоспитаешь, но Настя впервые задумалась о своей жизни. Больно её ударили и слова дочки. Значит, также считает, что мама не права. Сын пришёл со школы, от мамы узнал, что папа ушёл. Хотела Настя высказаться по этому поводу перед сыном, но вспомнила травку, пожевала во рту. Сплюнула, но дальше высказываться уже не хотелось. Видно было, что сын отца не осуждает. Хотела опять высказаться, опять пожевала. На работу пришла, соседки спрашивали, куда это Ваня уехал? Настя сказала, что по делам и опять травку… Травки хватило на сутки, потом опять пошла к соседке за ней. Бабка в душе посмеивалась, но рада была, что Настя старается.
На 3 сутки после вечерней дойки пришла Настя к бабушке Свете, постаралась зайти так, чтобы никто не видел. Бабушка Света сказала Танюше, что она занята и пригласила Настю в свою комнату.
– Настя, ты должна понимать, что во первых, ты должна будешь со мной рассчитаться, во вторых, обо всем должны знать только ты и я. Проболтаешься, всё вернётся назад.
– Понимаю, бабушка Света. Что я должна тебе дать?
– Я цену не назначаю, сама решишь, насколько это для тебя важно. Ну что, приступим.
Бабушка Света напоила Настю отваром, чтобы та была более спокойная. Она уже была готова меняться, судя по тому, сколько травы сжевала. А дальше уже бабушкино колдовство и её помощники сгладили характер Насти, смогла бабушка исправить судьбу соседке, ведь Иван действительно не собирался возвращаться домой.
После того, как Настя вернулась к себе домой, зажгла бабушка Света зовун – траву. Всю ночь ворочался Иван с боку на бок, а на утро решил проведать свой дом, взять инструмент кое-какой, да и вообще…
Когда он вернулся домой, Настя спросила, хочет ли он кушать, как он там, какие планы. Иван подошёл к Насте и такой родной она ему показалась. Пока детей нет, пошли они проверить свою спальню…
118
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика