Незавершённые дела задержали душу матери на этом свете

Василёк имел внешность ангела, которых изображали на картинах живописцы. Белокурые вьющиеся волосы, голубые, даже скорее синие глаза, улыбка, почти не сходящая с его лица – все это заставляло даже прохожих оборачиваться на такого ребёнка. А если ещё добавить его весёлый характер, любознательность и доброту – это ещё усиливало впечатление о мальчике. Нужно ли говорить, что в семье его очень любили: и папа, и мама, и бабушка со стороны мамы. Повезло ребёнку с родными, правда бабушка и дедушка со стороны отца жили далеко и ни разу не приезжали к ним в гости.

Василёк, как его ласково называли родные, ходил в садик, имел много друзей, но самым любимым его развлечением было играть в шкафу. Однажды, когда ему было ещё 3, 5 года, он забрался туда со своим любимым мишкой и уснул. Родители его долго искали, хотели уже звонить в полицию. Но сын из квартиры не выходил, дверь оставалась заперта. Потом маме как кто-то шепнул или интуиция сработала: посмотреть в шкафу. Точно, дверца чуть отставала. Когда родители подошли к шкафу, увидели там такую картину: Василёк спал, обняв своего мишку и оперевшись головой о стенку шкафа. Ну за что было ругать ребёнка? Он сказал, что играл там со своим другом, как решили родители, с мишкой. Возможно, это был домовик, но вреда он ребёнку не причинял. Просто теперь они знали, где можно искать их сына. Он приносил в шкаф некоторые игрушки, сажал мишку, которого назвал Кузей, напротив себя и что-то ему рассказывал. Ну, родители не стали запрещать ему так делать, запретом всё равно ничего не добьёшься. Просто делали так, чтобы ему было интересней оставаться вне шкафа.

Но Василёк говорил, что ему там удобнее со своим другом Кузей общаться. Так продолжалось до того времени, пока Васильку не исполнилось 5 лет.

Дело было ранней весной, у Василька было небольшое ОРЗ. Мама решила не отправлять его в садик, а позвонила на работу и оформила отгулы чтобы посидеть с ним дома.

Василёк, как обычно, полез в шкаф со своим мишкой Кузей, мама слышала, как он там ему что-то рассказывал. Потом он услышал, как мама громко ругается с кем-то, крики были очень сильные и Василёк притянул дверку, чтобы меньше было слышно, крики всё равно были слышны, но потом стало тихо. Подождав ещё некоторое время, Василёк вышел из своего укрытия и пошёл в комнату родителей, откуда раздавались крики перед этим. В квартире было тихо. Он позвал маму, сначала тихо, потом настойчивей. Мама не отвечала. Он прошел в спальню и увидел её ноги, торчащие из-за кровати и затем увидел маму, которая лежала в луже крови.

Василёк закрыл лица и, натыкаясь на мебель, забежал в свой спасительный шкаф, где он мгновенно уснул.

Его не могли разбудить ни папа, ни врачи, которые были вызваны после того, как Дмитрий, папа мальчика пришёл с работы и увидел мёртвую жену и нашёл сына в привычном месте. Вася лежал в больнице, он не просыпался, хотя никаких повреждений на нём не было. Полиция искала убийцу, но ниточек к этому найти не могли. Бабушка Васи, хотя ей было ещё полгода до пенсии, взяла месяц отпуска за свой счёт, чтобы ухаживать за внуком. Через неделю Вася начал просыпаться, но он совсем не разговаривал. Мальчик сидел на кровати, уставившись в одну точку. Врачи сказали, что у него это последствие сильного стресса, возможно, он видел само преступление или убийцу. Бабушка кормила его практически насильно, внук был совсем безвольный, даже в туалет она его водила по часам. У него начал развиваться синдром, похожий на аутизм.

Наконец посоветовавшись с зятем, бабушка, Ольга Павловна, решила забрать внука к себе в деревню, чтобы не возвращать его в ту обстановку. Ей пришлось уйти с работы, зять обещал ей платить деньги, на неё и внука, ведь она живой человек и ей нужно было кушать. Не огромную сумму, конечно, но для пропитания. Зять с радостью согласился, ему сложно было разрываться между работой и уходом за ребёнком.

Ольга Павловна привезла Василька к себе домой, была середина мая, погода стояла хорошая и внук постоянно находился на улице. Со временем Василёк стал сам кушать, одеваться, взгляд ставал все боле осмысленным. Потихоньку он начал приходить в себя, но разговаривать он по-прежнему не мог.

У Ольги Павловны был сосед, Степан, который давно, ещё в молодости, был влюблён в свою Олюшку, но не сложилось. Сейчас они оба стали одинокими и Степан не поменял своего отношения и всё просил Олюшку, чтобы они сошлись. Ольга Павловна всё отмахивалась, мол, какая я невеста, хотя его внимание было ей приятно. А в сложившейся ситуации она была очень рада его помощи.

Как-то нужно было показать Василька докторам, она обязалась привозить его на консультацию раз в 10 дней. Оставив на хозяйстве Степана, она с Васильком поехала в город. Когда с обеда они возвращались домой, увидела Ольга Павловна своего зятя, который за талию обнимал какую-то женщину. Конечно, она не подошла к нему и не стал укорять, тем более, что была вместе с Васей.

Но ведь не прошло даже полгода со смерти дочки, ей было обидно. К сыну он практически не приезжал, денег резко стал высылать меньше, им едва хватало на двоих тех копеек: даже в больницу приехать и то деньги нужны, пенсию ещё не оформила. Обещал сначала, что и на дополнительную работу устроится, сына обеспечит лечением, а тут днём с девицами развлекается и, видать, на них деньги уходят.

Приехала она домой, взяла телефон и ушла на огород, чтобы внук не слышал. Высказала зятю всё и напомнила, что если платить не будет, как положено, алименты, подаст в суд на его. Зять как услышал о суде, сразу пообещал приехать и перевести больше денег. Приехать не приехал, но деньги стал переводить на карту, сколько и было обещано.

Как-то, работая в огороде, она услышала, что Василёк с кем-то разговаривает. Она прислушалась: он явно говорил с кем-то вполголоса. Она осторожно, чтобы не напугать его, подошла к внуку и спросила:

– Василёк, ты с кем разговариваешь, соколик?

– С мамой, она часто ко мне приходит. Она сказала, что будет присматривать за мной.

– Так скажи ей, что её место не здесь, а на небесах, пусть идёт туда. А за тобой я сама присмотрю.

– Она говорит, что пока не найдёт своего убийцу, и нам жить не поможет – не уйдёт.

– Ох, ну как его найти, никто не видел, полиция всех опросила.

– Мама говорит, что не всех. Мама говорит, что нужно спросить наших соседей, тётю Люду и дядю Пашу, они знают, кто маму убил.

– Так их не было же дома тогда.

– Мама сказала, что были, чтобы ты, бабушка, к ним пошла и спросила.

– Ну конечно поеду и спрошу. Такая радость, что ты разговариваешь, Василёк. Только как тебя я возьму с собой?

– Я с дедом Степаном останусь.

Переговорила она со своим Степаном, тот с радостью согласился остаться с мальчиком, пусть Олюшка не беспокоится.

Поехала Ольга Павловна в город и зашла сразу к соседям, даже не заходя к зятю. Людмила сначала замялась, а когда Ольга Павловна сказала, что покойная дочка на них указала, сразу согласилась. Подождали её мужа Пашу и пошли в отделение полиции к следователю.

А получилось так: у них заболела дочка, положили в больницу, а внуки остались одни с отцом. Вот срочно соседи взяли билет на самолет. В тот день мама Василька осталась дома, вернулся муж с какой-то девицей. Он часто приводил женщин, когда жена была на работе. Девица сразу убежала, когда он открыл дверь и увидел жену. Жена начала кричать на него, потом он начал кричать, потом она заорала не своим голосом. Но у них были билеты, нужно было срочно ехать, они не стали вызывать полицию, просто не успевали, самолёт летает не каждый день.

Когда приехали и узнали, что он убил жену, смалодушничали, испугались соседа. Он когда-то уже угрожал им, если языки распускать будут, ещё когда жена, Наташа, была жива.

Показания записали, дело закрутилось опять. Зять сразу признался в убийстве, сказал, что боялся, что сын его видел или голос узнает. Когда Васе стало лучше, боялся приезжать, хотя и очень его любит. Ходил с мыслью, что придётся ответить. И он рад, что всё открылось, потому что это большой груз на душе.

Правду он говорил или нет, но получил он свой срок. Хотя Ольге Павловне от этого легче не было, дочь не вернёшь. Оформила она опекунство над Васей, даже оформила для этого отношения со своим Степаном. Получил Вася пенсию по потере кормильца, бабушка пенсию. Но всего этого было мало. Васильку нужна была реабилитация, консультации, лечение.

Как то Вася начал возле печки, снизу, что-то ножиком ковылять.

Василёк, ты чего вздумал, зима на носу, что ты печку ломаешь?

– Мама сказала, что бы здесь я кирпич выковырял. Ну что он так плохо ковыряется! Она же сказала, что поможет нам жить.

И мальчик продолжал ковырять. Бабушка заинтересовалась, решила помочь. Вскоре они с внуком достали жестяную коробочку, полностью набитую золотыми монетами. А дом этот бабушка давно получила в наследство от своих дальних родственников, так что вопросов с кладом не возникло. Денег хватило и на лечение и на его дальнейшую учёбу с лихвой.

После этого в доме откуда-то появилась бабочка.

– Мама, мама пришла, – закричал Василёк и добавил:

– Она прощается с нами, бабушка, теперь она может уйти. Мама, я буду скучать по тебе, прощай.

– Прощай доченька, не беспокойся, я за Васенькой буду смотреть.

С этими словами Ольга Павловна открыла окно и бабочка, вылетев в окно, пропала.

11
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика