Доченька, простишь ли ты меня? Глава 3. Растить дочь одинокому отцу не так уж просто.

Глава 3.

А с мальчиками Майя дралась постоянно, но чаще всего с Виталиком, внуком местного главы администрации. Однажды Валерия вызвал директор школы по поводу последней драки Майи с Виталиком, после которой у Майи была разбита губа и порвано школьное платье. У Виталика было расцарапано всё лицо и чудом не задет глаз. Присутствовал и дед, который с самого начала занял кресло директора школы и вел себя как хозяин положения, применяя принцип, что он прав, потому что он прав. И перечить ему по этой причине нет смысла.

Начало. Предыдущая глава

Валерий сначала попробовал что-то возражать, но увидев бесполезность своих усилий, просто сидел и слушал тираду в пол-уха, думая, когда же тот закончит. Но дед Виталика уже закончил и спрашивал у Валерия о его действиях по отношению к его дочке.

— Простите, задумался. Размышлял, кто же научил вашего внука бить и унижать девочек? Вы сами занимаетесь рукоприкладством или ваш зять такой пример вашему внуку дает? Я могу и перевести дочь в другую школу, буду возить её машиной, но что из этого мальчишки вырастет? — И не давая вставить ни одного слова великому руководству, продолжал: — так побить девочку это ещё нужно уметь. Он у вас психически неуравновешенный или просто влюбился в Майю? Учтите, вам с ним жить на старость и не дай Бог…остаться больному и немощному с ним наедине. Не завидую. Если на этом всё — я на работе. И готов написать заявление о переводе дочки в любую другую школу.

— Да вы посмотрите на то, как она расцарапала Витальке лицо, — начал тыкать покрасневший дед Валерию фотографии. Видно его здорово задели слова о рукоприкладстве со стороны зятя.

— Я вам дочь могу предъявить. Он у неё полголовы волос вырвал. Коса её его раздражает. А по лицу её зачем бил? Кто научил? — голос у Валерия уже был на два тона выше и в его голосе звучало обвинение, от которого директор школы съёжилась.

У главы местной администрации хватило ума прислушаться к словам Валерия, хотя он виду не подал, угрожая всеми карами, которые мог придумать. Майя в итоге осталась в школе, Виталия дед пропесочил так, что тот до каникул остался наказан и без компьютера. Бабушке запретил идти на хитрость и обещал её оставить без своей карточки. Дочь с зятем были в поездке за границей и об инциденте не знали. А Виталик признался деду, что хотел, чтобы Майя обращала на него внимание.

Кстати, самая глубокая царапина осталась у мальчика на всю жизнь, как и небольшой шрам на губе у Майи. Не давала никому спуску девочка. Вот бы маме такой характер! Конечно, и Майя была наказана, в воскресенье она с отцом договорилась о поездке в город перед новым годом. Посмотреть городскую ёлку, нарядные улицы. Но и ей обломалось, как говорят сейчас. Но дочь понимала, что она немного перестаралась. Ведь знала, что нравится Витальке, но хотела показать ему свой характер. Мелюзга, а туда же.

Тем временем Диану приняла на квартиру Анна Афанасьевна. В станционном посёлке было несколько домов двух и трёх этажных, которые были построены для семей железнодорожников. В одном из домов на 2 этаже дома с деревянной скрипучей лестницей и жила Анна Афанасьевна. Она была пенсионеркой, содержать самой квартиру было трудно вот и искала себе квартирантку. Не семейную пару, а именно одну квартирантку. А таких в посёлке практически не было. Работница справочной на вокзале была её соседкой и сразу поняла, что молодая женщина это именно та, кто нужен Анне Афанасьевне в качестве жилички.

Диана не стала рассказывать подробности своей жизни. Сказала, что развелась с мужем, своего угла не имеет, вот была когда -то в этом посёлке и решила, что он ей подходит да и до города недалеко, можно устроиться там на работу, а жить здесь. Больше ничего о себе не сообщила, а Афанасьевна и не напирала с расспросами. Видела, не станет рассказывать ей много новая жиличка. Ну нет — так нет. По цене и другим делам они договорились быстро, обеих всё устраивало. Теперь только работу найти, тем более,  что осень наступила, октябрь.

И тут Диане повезло. Соседка Афанасьевной с 1 этажа, Валентина, держала небольшую такую фирму по продаже разных метизов, необходимых для хозяйства. Магазины были раскиданы почти по трём районам, а тут соседке срок рожать, муж был да сгинул, вернее сама прогнала, так как воровать у неё начал. А Диана немного бухгалтерию у Сергея вспомнила, вот и переговорили они с Афанасьевной, Валентиной. Валентине через месяц рожать, а на кого оставить? Выхода не было. Да и ходила Валентина к знакомой гадалке — та раскинула на картах и посоветовала — бери, обманывать не будет.

Вот Диана и взялась за эту работу. Конечно, работа хлопотная, ездить на машине она умела, хорошо, Сергей заставил получить права, чтобы сама ездила на рынок за продуктами и Диму в школу отвозила. Первый месяц будущая мама возила по точкам и все рассказывала Диане, обучала её, а потом Диана Валентину в роддом с полдороги отвезла. С этой работой некогда было Диане страдать и задумываться. А Валентина была примером, как можно было решиться и рожать одной, не бояться. Конечно, у Валентины была и фирма, и квартира своя, и машина, пусть и подуставшая, но всё равно…

Примерно в марте, подменяя загулявшего продавца, стояла Диана у прилавка в магазине у станции. Сейчас это была не та холёная женщина с идеальным маникюром и с модной причёской, Она, конечно, старалась все равно выглядеть стильно, если получалось. И так случилось, что в магазинчик зашёл Валерий, а с ним забежала и Майя. Мужчина показался Диане смутно знакомым, где-то вроде бы видела его, но вот где…А может и ошибалась. Она ведь несколько раз ходила по той тропинке от станции — ну а что она там могла увидеть? Ну, дом стоял, собака во дворе. Спрашивать, не находили ли тут девочку грудную одиннадцать лет назад?

Но когда женщина увидела девочку, которая забежала следом за своим отцом, у неё что-то ёкнуло в груди. Она украдкой рассматривала девочку, обратив внимание на две былые косы, которые та закидывала постоянно за спину.

Что делать? Спросить мужчину откуда у него девочка? А вдруг это не её дочь? А вдруг у них семейная тайна? А что она скажет дочке, если это окажется её дочь? Что бросила её новорождённую, отдала неизвестно кому ради своей несуществующей любви к Сергею? Чтобы воспитывать его сына?

И Диана отвернулась, не став искушать судьбу. Не простит её дочь, не простит. Мужчина купил, всё, что ему было нужно, взглянув подозрительно на продавщицу, расплатился и вышел. А у Дианы дрожали руки и путалось в голове. Она была уже практически уверена, что это её дочь, а её отец — это тот мужчина, которому она отдала дочь.

До конца работы магазина было ещё 3 часа, но она не могла больше работать. Она еле продала ещё двум посетителям что-то, что уже и не помнила, а потом закрыла магазин и ушла домой. Кому она могла рассказать о себе, о том, что она натворила? Дома она сказала, что плохо себя чувствует, поэтому и закрыла магазин. Но Валентина и так была рада неожиданной помощнице, что и слова не сказала. Сыну шёл 6 месяц, она была вся в заботах и воспитании. А у Дианы, когда она смотрела на них, сердце разрывалось на части.

Кстати, Сергей её нашёл, детектива, что ли нанял. Она не спрашивала, как. Спросил её, когда домой вернётся. Она и ответила:

— Никогда не вернусь. Я же написала. Всё, что дарил, тебе оставила, надеюсь, насчёт этого преследовать не будешь. Колечко первое оставила себе на память, но и его могу вернуть, если нужно.

— Но почему ты ушла, что тебе не хватало? Как сыр в масле каталась? — пытался узнать Сергей.

— Любви не хватало, уважения. И дочь тебе простить не могу, — ответила она.

— Так давай распишемся.

— Нет, я рада, что я ушла. Пусть без жилья, но и без тебя. И не хочу тебя видеть больше.

Она хотела добавить — и твоего сына, но не стала. Пусть живет с ним сам или приводит новую любовницу.

Продолжение

Реклама и сотрудничество [email protected] Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *