И все равно я её ненавижу. Начало.

Начало

Света сидела на подоконнике и наблюдала за людьми, которые ходили взад и вперёд по двору, находящемуся между двух общежитий. Общежитие принадлежало заводу и имело обычный набор удобств. Длинный коридор, по которому иногда дети на велосипедах катались, большая общая кухня, два санузла в начале и в конце коридора. Душевые на первом этаже. Вот и все.

Жители комнат в конце коридора устраивали себе небольшой склад, так как не загораживали проход. Вот одни приспособили даже двухстворчатый гардероб себе под стенкой, прижав его к окну. Вот за эти гардеробом и нашла себе местечко Света. Мама часто выгоняла ее в коридор, чтобы та не путалась под ногами и не мешала. Их и так трое в комнате, а тут ещё и старшую дочку пришлось привезти к себе. Лишний рот да и вообще…

Поэтому Света нашла себе там место. Соседка пару заглянула, чем девочка там занимается, а увидев, что читает или приспособившись, делает уроки, успокоилась. Она понимала, что с ребёнком поступают несправедливо, но спорить с Ириной себе дороже.

А Света сидела там, пока не начало смеркаться. Она смотрела на небо, как на нём начинают загораться звёзды. Сначала изредка — там, там. Как будто бы на синей бумаге кто-то прокалывал острым карандашом дырочки. А за бумагой горел свет. И дырочек становилось больше и больше…

Александре Ивановне не спалось. Она ворочалась на своем диване почти до часа ночи. В двенадцать закончились передачи по телевизору, которые она слушала вполуха, лишь бы что-то бубнило. Но сон так и не шёл. Перебирала в памяти все последние события, а потом решила тихонько пойти на кухню и набрать воды в чайник. Все соседи спали, уже угомонились и те, которые пришли со второй смены. Она набрала воды и уже возвращалась в комнату, как вдруг что-то в углу стукнуло.

Она с испуга чуть не уронила чайник. Оглянулась — никого, вдруг заметила на фоне окна чьи-то ноги.

— Ох, ё моё, Светка уснула на подоконнике, — про себя выругалась Александра Ивановна. Она быстренько отнесла чайник в комнату и вернулась за Светкой. Вести её в комнату с родителями не имело смысла, сейчас всех перебудит. Пожилая женщина слегка растормошила девочку и повела к себе в комнату. Завтра разберется. Разложив диван и достав подушку, она уложила девочку рядом с собой. Чай пить уже не стала. Прислушиваясь к тихому сопению девочки, не заметила, как задремала.

А Светке снималась её бабушка Груня и дедушка Вася, которые растили внучку до 8 летнего возраста, а потом умер дедушка от инфаркта, за ним на 40 день ушла бабушка. Пришлось маме забрать свою дочку в новую семью.

Дело в том, что Ира Свету, откровенно говоря, нагуляла. Закадрила на спор одного приезжего красавца, завлекла его, а потом предъявила ему, что беременная от него. А так, как он как раз после встречи 2 месяца отсутствовал, то и отказался от такого подарка. Мол, не его это и всё. И аборт было поздно делать. На семейном совете было решено, что ребёнка Ира оставит, его родители и будущие бабушка и дедушка сами воспитают.

А Ира через 2 года вышла успешно замуж. Муж и знать не хотел о ребенке.

— Зачем мне твой ребёнок? Живет у родителей и пусть живет. У нас и свой будет.

Так и получилось, через три года у Светы появилась сестричка Катя, которую она видела до 8 лет очень редко. Молодожёнам дали от завода комнату в общежитии, 16 метров и поставили на очередь на квартиру. Свету мать невзлюбила. При виде старшей ей вспоминался её отец, который оскорбил её и назвал гулящей. Это было очень обидно, ведь, когда встречались, у Иры и вправду были к нему чувства.

А теперь, когда отец и мать внезапно умерли, обузу в виде дочери пришлось взвалить себе на плечи. Она им всем откровенно мешала, комната и так маленькая, а тут ещё один член семьи. И готовить нужно больше, а девчонка жрёт как не в себя. И платье в школу купи и тетрадки. Одни расходы. Хорошо, что родители что-то оставили на счет Светы, до её совершеннолетия, можно будет покрыть расходы. Но это когда ещё.

Утром Света проснулась в незнакомом месте. Рядом спала соседка, Александра Ивановна. Очень строгая и постоянно ворчащая. Светка тихонечко выскользнула из-под одеяла, захватила свои учебники, которые лежали на стуле, и пошла домой. Нужно было привести себя в порядок и собраться в школу. Осталось всего два месяца до окончания 3 класса.

Мама даже не обратила внимание, что дочка не ночевала дома, она знала, что Света нашла себе место на подоконнике за шкафом и это Иру устраивало. Света умылась, сама причесалась, как могла, схватила кусок хлеба с вареньем и поспешила в школу.

Днём Александра Ивановна устроила разборки с Ириной. Сказала, что если ещё раз она не заберет ребенка на ночь, она пожалуется в органы опеки и её лишат родительских прав.

— И всего-то? Да с удовольствием. Пусть хоть сегодня забирают. Не нужна она мне, они заботы с ней. То Катю задирает, то Илье грубит. Тетрадку, видите ли, Катя разрисовала. Так не клади, куда не следует. И вообще, тёть Шура, не вмешивайтесь не в своё дело.

Александра Ивановна была женщиной очень строгой, не терпящей возражений, из старых кадров, как говорят. Конечно, она высказала Ире все, что о ней думает и пообещала устроить ей «сладкую» жизнь на работе, так как не терпела таких кукушек. Вернувшись в свою комнату, она села за стол, достала альбом с фотографиями и стала их рассматривать.

Вот фото мужа, бывшего военного. Приехала с ним сюда ухаживать за его матерью. Сначала похоронила свекровь. Муж уже приехал нездоровым, сказывались ранения. Он отказался возвращаться в Москву, сказал, что в этом городке родился и здесь хочет быть похоронен, рядом с родителями. А потом Александра так и осталась в этом общежитии. В городе знакомых осталось мало, а тут как одна семья. Все праздники, свадьбы, похороны — как — то вместе, одной семьёй, по старинке.

Сын погиб нелепо, пошёл купаться, попал в омут и не выплыл. Водолазы нашли тело на второй день. Раздумывала долго Александра Ивановна, но склонялась к тому, что все равно органам опеки станет известно о том, что девочка живет практически в коридоре. А это значит — детский дом. А она, Александра, ещё не совсем старая, пенсия у неё повыше некоторых зарплат. Если девочка не балованная, будет кому на старость за ней приглядеть.

После школы Света вернулась домой. Нужно было нарисовать что-то на весеннюю тему, солнышко, лужи. А у неё альбома нет. У Кати есть даже два, и карандаши и краски, хотя Катя совсем не умеет рисовать, она только в школу пойдет осенью. А у Светы нет ничего. И почему её мама не любит? Она так старается сделать для мамы приятное.

Мамы дома не было, она была во вторую смену. Дядя Илья встретил её руганью, что она жалуется соседям, накрутил её за уши. Так с горящими ушами девочка и пошла на кухню разогревать обед себе. Это увидела Александра Ивановна. Она влетела в комнату и пообещала оторвать все болтающиеся части у отчима, если он хоть пальцем тронет девочку и заявить в полицию. Затем забрала Свету с вещами и портфелем к себе.

Продолжение следует

Реклама и сотрудничество [email protected] Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика