Кто я? – пыталась вспомнить девушка, очнувшись в больнице.

Скорость голоса:

Она открыла глаза. Светлые крашеные стены, белый потолок. Очнулась, от того, что почувствовала сильную боль. Казалось, болело везде: голова, ноги, руки. Она подняла руку, чтобы коснуться головы, на которой была  повязка. Рука была забинтована на сгибе и там что-то мешало.

– Интересно, где я и что со мной? – подумалось, но самостоятельно найти ответ было невозможно. Немного скосила глаза в одну и другую сторону, так как поворачиваться было больно. С одной стороны была стена, с другой стороны была ещё одна кровать, рассмотреть, есть там кто или нет было трудно. Поэтому она попыталась крикнуть, но вместо этого получилось какое-то шипение. Было впечатление, что во рту была куча опилок.

Вдруг открылась дверь и в палату зашла медсестра со стойкой для капельницы, на которой высела пластиковая упаковка с каким-то лекарством.

– Ой, Елизавета Савельевна, вы уже очнулись, как хорошо, сейчас доктора позову, – воскликнула медсестра и выпорхнула за дверь.

– Интересно, к кому она обратилась, ко мне? Но на кровати рядом никто не ответил. И тогда Елизавета Савельевна это кто? Я? Значит, меня так зовут? Какое у меня красивое имя! Интересно, кто я, – подумала она

Дверь снова открылась и в палату вместе с медсестрой зашёл мужчина в медицинской одежде. Он присел на стульчик рядом с ней, взял на тумбочке какую-то тетрадку.

– Елизавета Савельевна, здравствуйте, я ваш лечащий врач. Можно сказать, с днём рождения вас. Вы попали в аварию,  перенесли две операции, лежали в коме 10 дней. Как вы себя чувствуете?

– Мне больно, – еле шевеля губами, прошипела она.

– Леночка, ты ещё капельницу не ставила? Нет, не успела? Ну и ладно, зато я осмотрю Елизавету Савельевну, пока она в сознании. Давайте, я буду колоть вас иголкой, а вы честно будете говорить, чувствуете вы боль или нет.

Он начал колоть, начиная с пальцев ног. Боль она чувствовала, правда, в одной ноге боль была намного меньше, чем в другой, но чувствительности она не потеряла. То же самое было и с руками и с лицом. С одной стороны уколы были почти безболезненными.

– Хорошо, что есть чувствительность, плохо, что с одной стороны хуже, но это поправимо. Леночка, смочите девушке губы. И вы помните, что произошло?

– Я ничего не помню, кто я, откуда, опять сипела она.

– Ладно, ладно, не напрягайтесь, это не самое страшное. Главное, живы, обе операции прошли успешно, чувствительность какая – никакая есть, на остальное нужно время. Отдыхайте, сейчас вам сделают обезболивающее.

Это очень её утомило и она прикрыла глаза.

Медсестра Леночка быстро подключила капельницу, ввела что-то в руку, боль начала отступать и она постепенно погрузилась в сон.

Через два дня ей стало лучше, медсестра помогла ей впервые сесть, поддерживая её за плечи.. Кружилась голова, тело дрожало и она смогла так просидеть минуты 3, не больше. Но ей уже было намного лучше, обезболивающие все ещё кололи, но уже меньше дозу. За эти два дня она ничего не вспомнила, узнала только от медсестёр, что её вытащили из искорёженной машины, а её спутников  спасти не удалось. Кто эти спутники, куда она с ними ехала, Лиза не помнила, хотя и очень пыталась вспомнить. Её имя узнали по документам, которые нашли у неё во внутреннем кармане. И это все.

Лиза медленно шла на поправку. Приходил следователь, расспрашивал её о её спутниках, задавал ей дурацкие вопросы. Лиза честно хотела помочь ему, напрягала память, от чего у неё стала сильно болеть голова.

– Простите, мне бы хотелось и самой всё вспомнить, но сейчас просто нет сил. Если что-то вспомню, я вам позвоню. И вы держите меня в курсе, – попросила она, откинувшись на подушку и закрыв глаза. Потом позвала медсестру, которая дала ей таблетку от головной боли. Следователь извинился и ушёл. Больше в больницу он не приходил, наверное, медсестричка пожаловалась врачу или он сам понял, что это бесполезно.

Её адаптация проходила медленно, но тем не менее ей необходимо было сделать ещё одну операцию и довольно сложную. Сегодня был консилиум специалистов и операцию назначили на послезавтра. Её согласие даже и не спрашивали, эта операция должна была вернуть чувствительность в обеих половинах тела.

Перед этим у вечерней медсестры Лиза спросила, что это за больница, в которой она оказалась. Словоохотливая сестричка рассказала, что это одна из самых престижных и современных больниц, но у Елизаветы Савельевны дорогой страховой полис, который полностью покрывает все расходы на лечение.

– Откуда он у меня?

– Так он находился в комплекте всех документов во внутреннем кармане вашей куртки. Вы врача спросите, пусть к вам приедет представитель страховой компании, с ним и обсудите все, – ответила сестричка.

Когда после консилиума зашёл её лечащий врач и спросил, почему она не рада тому, что наконец – то ей сделают операцию, которая возвратить чувствительность и девушка сможет вставать и ходить. Ведь массажи не могли ей помочь в этом в полной мере.

– Меня волнует вопрос оплаты и мне бы хотелось встретиться с представителем страховой компании.

– Я вас понял, конечно, вы правы и сегодня я перезвоню ему. Да, ваших родных нам не удалось разыскать, но у вас, похоже их не было. Есть знакомые, но даже странно, что вас не ищут. А фамилии ваших спутников вам ничего не говорят? – и он назвал имя двух мужчин и одной женщины.

Лиза пыталась вспомнить, но это опять вызвало головную боль.

– Доктор, у меня вопрос? Когда уже мне снимут повязку с головы?

– Там ещё есть незажившие швы, мы лицу попытались вернуть первоначальный вид, но боюсь, не все получилось.

– Так я ещё и уродкой оказалась? – воскликнула Лиза?

– Ну почему уродкой? Отёки спадут, рубцы уменьшатся, и будет все нормально. Ну, просто не совсем будете похожи на оригинал, скажем так. Вас же собирал лучший лицевой хирург города. И поверьте, он очень постарался, вам понравится.

– Ладно, я поняла. Чем ещё обрадуете? Тело хоть моё? Или также собирали из того, что было?

– Это хорошо, что вы стали шутить, признак того, что идёте на поправку. Тело ваше, не беспокойтесь.

Утром после обхода врача в палату постучали и вошёл мужчина средних лет. Он представился сотрудником страховой компании и сказал, что узнал, что у Елизаветы Савельевны Тихомировой возникли вопросы.  Он готов с ней их обсудить.

– Здравствуйте, Игорь Иванович, очень приятно. Дело в том, что я полностью потеряла память и ничего не знаю ни о своей страховке ни о том, кто я вообще.

– Елизавета Савельевна, ваша страховка класса платинум и покрывает все расходы. Сами понимаете, что мы этому не очень рады, но такие условия договора. Мы проверяем все назначения и необходимость операции, если вы это имеете ввиду, таких клиентов, как вы, у нас немного. Но если не хватит страховки, вас банковский счет выдержит безболезненно оплату некоторых пунктов, например, по косметологии.

– Вы можете сказать мне, примерно конечно, насколько я богата?

– Вы достаточно богаты, насколько – это могут знать только те, кто занимается вашими делами и вы, когда всё вспомните. Я могу связаться с ними, если хотите.

– Спасибо, если можете, тогда я жду их после операции. На следующей неделе. Спасибо вам, что посетили меня.

– Выздоравливайте, надеюсь, я вам все объяснил.

– Спасибо, на сегодняшний день всё.

Дверь закрылась за посетителем, а у Лизы возникло странное чувство, что Лиза это не она. Ну не могла же она абсолютно ничего о себе не знать и не помнить. Даже никаких обрывков воспоминаний. Да, получается, что она богата, но, может быть, это на неё было нападение. И знают ли все, что она выжила. Может быть, все же её ищут? Интересно, кто были те погибшие? Было столько вопросов…

Продолжение здесь

ГОЛОСУЙТЕ!
[оценок : 2 средняя: 3.5]
11
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5469 3800 4936 4457

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика