Превратности судьбы. Миша, Мишенька. Глава 19, книга 2

Глава 19

Миша снова вышел на работу, рвалась работать и Лера, тем более, что свекровь была рада посидеть с Прошенькой, ему уже два года исполнилось. А Оксане так хотелось с маленьким понянчиться. Должность её, как и ожидалось, сократили, да там и платили копейки. Поэтому Лера и искала работу. Между тем и квартира нашлась неплохая однокомнатная для родителей, в намеченные деньги практически вписались. Квартира была в сносном жилом состоянии и добираться до неё от квартиры ребят  можно было за сорок минут.

Начало. Предыдущая глава 

Нашли её случайно, даже сначала не хотели идти смотреть. В итоге нормальная квартира с лоджией, большой кухней, 7 этаж. Решено было обновить обои, побелить потолок, полы паркетные отциклевать, да и поменять унитаз и газовую плиту. Яша предложил ещё обновить вытяжку.

Миша нашёл того мастера, который делал им ремонт и тот взялся за ремонт, пообещал, что за месяц все сделает. А пока родители жили вместе с сыном и невесткой. Миша заметил, что Лера уже пару немного не в настроении. Как раз пришли выходные и они с женой пошли на рынок что-то купить, так как в магазине ассортимент продуктов только-только начал расширятся.

— Лера, что тебя беспокоит? — спросил Миша жену, когда они вышли из дома вдвоем.

— С чего ты взял?

— Да уж не слепой, вижу, — ответил Миша.

— Просто ты своих родителей забрал сюда, к себе поближе, а мои? Они также не молодые.

— Лера, а захочет ли твой отец приехать сюда и сидеть на пенсии? Он же каким — то бизнесом занимается, да и однокомнатная квартира вряд ли его устроит. Захочет ли он продавать свою квартиру там и переезжать сюда? Там он начальник, а тут кто он будет? И потом квартиру моим родителям мы купили в расчёте, что она Прохору останется, ты ведь знаешь. А второй ребёнок, как мы и рассчитывали, с нами жить будет.

Но ты сначала сама переговори с ними, если они согласятся, пусть переезжают. Мои родители продали свою квартиру и сами предложили, чтобы не в Подмосковье покупать, а в Москве. И с Прохором они нянчатся. Ты ведь работу ищешь? Как раз у нас предприятие малое организуется, что-то с геологоразведкой связано, но в местных масштабах — песчаник, гранит — то, сё. Меня зовут. Может и тебя пристроить туда. Вроде платить обещали.

Лера молчала всю дорогу, о чём -то размышляя. Муж не торопил и начинал разговор. Уже возвращаясь домой, Лера сказала:

— Миша, я позвоню домой и пусть они решают. Ты прав, возможно, эта жизнь не для отца, а мама всегда согласится с отцом. Но если они захотят переехать — значит, ты должен это принять.

— Я согласен, главное — мир в семье, — ответил Миша.

Разговор у неё с родителями был долгим, но отец наотрез отказался переезжать. У него только связи наладились, он ведь был моложе Якова и его стремлением было выбиться в «люди».. После той неудачной попытки продать Мишины бумаги он сделал соответствующие выводы. Хорошо, что Миша нейтрализовал того деятеля, но ниточки остались.

— Лера, спасибо тебе за предложение, но мы тут родились, мы тут и помрём. Там я никого не знаю. Сидеть в четырёх стенах и смотреть друг на дружку? Уволь. Больше не звони и не настаивай. Да и тебя ждут в деревне. Когда думаешь приезжать?

— Если сейчас с Мишей на работу не устроимся, приедем, Прошу с собой брать не будем, оставим на бабушку с дедушкой.

Так и получилось. Работа должна была организоваться в октябре месяце, не раньше. В квартире делали ремонт, ещё недели две точно должны были делать, решено было и трубы поменять,  чтобы уже долго к вопросу сантехники не возвращаться. Поэтому раз Лере нужно было поехать в деревню, как шаманке, значит было нужно. Решено было лететь самолётом до Иркутска, а оттуда уже до Лериного городка тесть отвезет на своей машине. Так они чуть больше, чем за полдня доберутся, а поездом трое суток.

Конечно, тесть с тёщей хотели внука видеть, но дорога тяжёлая, кто знает, как перенесёт ребёнок. На следующий день запланировали поездку в родное село. Только вот останавливаться у своей сестры Сергей Акимович не собирался. Помнил он слова племянника, что тот собирался убить сначала Леру, чтобы точно бубен по наследству ему перешёл, а затем и самого дядю, чтобы наследство получить.

А ведь сестра знала планы сына и покрывала их.

— Ничего, найдем у кого заночевать, если нужно будет остаться. Лилия Петровна сначала хотела с ними поехать, но муж её отговорил.

Когда они приехали, Лера сразу пошла к священному камню, который стоял за селом, на небольшой поляне. Вокруг него были сложены разные подношения, было и кострище с обгорелыми костями животных, которых, по видимому, двоюродный брат приносил в жертву, имитируя обряд. Не мог он иметь силы, и она это знала. Пока она собиралась и готовилась к камланию, Михаил с тестем принесли веток и зажгли костёр. Люди, завидев дым, поспешили к камню.

Валерия сидела на корточках, слегка раскачиваясь и что-то напевая низким голосом, потихоньку ударяя в бубен. Она как будто прислушивалась к себе и к духам. На дым костра поспешил и племянник, напялив на себя какую-то остроконечную шапку. Миша взял тестя за руку и отвел подальше от костра. И тут Валерия поднялась в своём одеянии — черном плаще и перьями вороньими на голове. Она била в бубен, вращалась вокруг костра очень быстро, как будто не касаясь земли.

Народу собралось много. Голос шаманки плыл и заставлял замолчать каждого, кто пришёл и начинал спрашивать. В нём слышался вой волка, рык медведя и карканье ворона. Как будто это и не Валерия пела, а лесные звери и птицы.

И тут народ охнул и отшатнулся от Николая, который прицелившись, метнул нож в шаманку, чтобы раз и навсегда остановить её шаманский танец. Нож пролетел и каким — то образом пролетел насквозь. Возможно, это была иллюзия, она вращалась быстро. Потом нож завис в воздухе и вернулся, как бумеранг, в сторону Николая, вонзившись ему в горло.

— Вот и кровавая жертва духам, они сами её выбрали, — подумал Миша. Никто из сельчан не кинулся ему на помощь, просто смотрели как он быстро истекает кровью. Теперь они уже и совсем не сомневались, что перед ними настоящая шаманка и она к ним вернулась.

Через час она в изнеможении начала останавливаться, бой барабана становился все тише и тише, вращение всё медленнее, пока она не остановилась и не упала навзничь на землю.

Полы плаща разметались в сторону, глаза смотрели в небо, где пролетала стая ворон.

Затем она села на землю и обратилась к жителям:

Скоро начнётся строительство здесь. Будут строить завод. Будет вам работа, из бедности начнёте выбираться. Можно будет продукты свои продавать, кто работать не сможет. Я просила духов за вас. Кто заболел, подходите, сейчас полечу вас, но по очереди. Духи дали разрешение. Приезжать буду раз в два — три месяца сюда. Теперь я ваш шаман. А тело отнесите в его дом, не место ему здесь, у камня наших предков.

Лера смогла помочь 12 человекам, которым нужна была медицинская помощь. А жители села воспрянули духом после такого известия. Конечно, была милиция, допрашивала всех, но все, как один рассказали, что случилось. Тем более, отпечатки были только Николая. И хотя это было невероятно, милиционеры, сами родившиеся в этой местности, написали в отчете — самоубийство.

Лера с мужем и отцом остались ночевать у одного из сельчан, они как раз и давали показания в полиции. Сергея Акимовича милиция знала — уважаемый человек. То, что его дочь — шаманка, он сам рассказал. Тем более, что Валерия показала сама вещи — шаманскую атрибутику, не разрешив трогать её кому-то. И то ли Миша помог, то ли духи защитили Валерию, но вот в итоге родился такой протокол, хотя и мать Николая и сестра Сергея Акимовича кричала, что Коленьку убили.

Реклама и сотрудничество [email protected] Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *