Детективное агентство “Новый шанс”. Новогодние сюрпризы. Глава 46

Скорость голоса:

Глава 46. 

Начало здесь. Предыдущая глава здесь

В новом году коллектив вышел на работу 8 января. Их уже ждали клиенты, было много заказов по родословным, ведь несколько клиентов, которым они нашли их предков, естественно, похвастались  перед знакомыми своим древом. Как следствие, знакомым также захотелось такое же иметь и себе. А что? Это сейчас модно стало – повесить на стенку имена родных.

Муж Василисы Васильевны предложил свои услуги в качестве художника, чтобы изображать само дерево с именами в старинном стиле, за каникулы приготовил несколько эскизов. Эти заказы были выгодными для детективного агентства, правда, приходилось долго искать в архивах документы, в церковных книгах пересматривать записи о венчании, крещении. Зато там указывались и адреса, и имена-фамилии родителей. Да и на Фаину была надежда.

Пока за Новогодними праздниками никто не просил следить за своей второй половинкой, видно, ещё не отпраздновали. Этими мыслями Афанасий поделился  с коллективом, но Фаина, как обычно, испортила его благодушное настроение, заявив, что ещё не вечер.

И действительно, ближе  в концу дня в домофон позвонили.

– Сама напророчила, сама и открывай, – засмеялся Афанасий.

В офис зашла тоненькая, как тростиночка, девушка в пуховике. Она сжимала в руках свои варежки и не знала, к кому обращаться.

– Если вы в детективное агентство, то попали по адресу. Проходите прямо и налево, там наш шеф сидит, с ним и поговорите, – посоветовал девушке Борис.

Она зашла в кабинет детектива, представилась. Её звали Дарьей Денисовой.

– У меня проблема, пропала моя мама, причем пропала ещё накануне Нового года. Ну так я определила по продуктам, которые стояли на плите и были не тронутыми.

Дело в том, что я уехала встречать Новый Год с друзьями и до последнего не хотела расстраивать маму, что ей придётся встречать Новый Год одной. Всё оттягивала и оттягивала этот вопрос. А 31 с утра и сказала. Естественно, она очень обиделась, что готовилась, отказалась встречать с подругами, чтобы я не оставалась одна. А я вот сделала так. Ну да, я понимаю, что я эгоисткой оказалась. Но я не подумала на тот момент. И вот мы с друзьями сняли частный дом и праздновали там целую неделю.

Нет, не подумайте, не пьянствовали все эти дни. Мы на лыжах ходили ежедневно по настоящему зимнему лесу, топили печку, кормили скотину. И маме я посылала смс, только она не отвечала. Я думала, что приеду и расскажу ей всё, попрошу прощения. Да и связь там была не очень.

Приехала домой, а мамы нет. И, главное, сапоги её остались стоять в прихожей. Правда, тапочек нет. И никто не знает, где она, никто не видел.

– Мда, жёстко ты с мамой обошлась. А вечером 31  хотела ей сообщить, что уезжаешь на  неделю? Понимаю, что вы все взрослые, чего уж тут играть в дочки-матери. Небось, мама подарок под ёлку положила с вечера?

– Положила, – буркнула девушка и начала доказывать, что мама её своей опекой замучила. И что маме давно было пора уже начать жить своей жизнью, найти подруг, друга, наконец. Она не старая, ей всего 42 года. А теперь она обзвонила все больницы, морги, заявила в полицию, но им пока бесполезно что-то заявлять.

– Вы не думайте, я готова заплатить любые деньги, только найдите её, с ней точно что-то случилось.

– Ну, юридические вопросы мы решим, с чем вы пришли? Фотография, личная вещь с собой есть?

– Фото нет. На смартфоне только.

– Отправьте на почту фотографию. А вещь есть?.

– Вещь…. Ну вот вещи нет. А нет, есть, эта косынка мамина, я взяла поносить. А зачем она вам? Для собаки?

– Потом узнаете. Давайте косынку, я сейчас, подождите минут 5 здесь.

С косынкой он вышел к ребятам и отдал её Фаине. Та уже склонилась над фотографией.

– Женщина жива, думаю, можно найти. Где-то в больнице, стены вижу, как в палате.

– Понятно, тогда подписываю договор. Будем искать.

Он вернулся в кабинет повеселевший. Ну что, жива ваша мама, осталось найти, где она.

– Так быстро вы определили! Как это?

– У нас своя база данных на мертвых. Там её нет. Да и какая вам разница, как. Вам главное, чтобы мы её нашли. Завтра с утра и начнём искать.

– А почему не сегодня?

– Мы ищем, в основном, пешком, – ответил Афанасий.

– А мне с вами можно?

– У нас такого не было во всей практике. И у нас свои методы. Ну что, подписываем договор?

Но у Фаины было своё мнение и как только ушла Дарья, девушка пошла к карте. Афанасий сказал, что он обещал клиентке, что будет искать завтра.

– А вы представляете, каково это – ещё одну ночь провести в неизвестности? – спросил Борис.

– Представляю, – ответил Афанасий и рассказал всю историю девушки и её мамы.

– Ну и что? – вступился за Дарью Борис, – может мама чересчур опекала дочь, не давала ей и шагу ступить самостоятельно. Вот у нас с отцом – у каждого свои интересы, мы хорошие друзья, но он не стал запрещать мне, когда я стал интересоваться гипнозом, изучать ментализм. Ни слова не сказал, когда стал набивать тату. Только сказал, чтобы продумывал рисунок, ведь он останется на всю жизнь.

– Ладно, пошли искать женщину. Что-то с ней не так, а что не пойму.

Афанасий Иванович вздохнул и пошёл одеваться.  Заодно сказал, что с ним едет Борис, Фаина, Григорий и Станислав.

Фаина предварительно ткнула пальцем в точку на карте, туда и направил Афанасий свою машину.  Они приехали в район Садового кольца возле станции метро Сухаревская. Пока Афанасий нашёл место и припарковался, Фаина сосредоточено пыталась найти направление. Почему-то сегодня её постоянно что-то сбивало. Может быть, и Григорий.

Подошёл Афанасий.

– Да что искать, Фаина Батьковна, вон Склиф напротив, давай пойдём туда. Если в больнице, посмотри, если получится, в каком отделении.

И действительно, как только перешли дорогу, Фаина быстро повела их всех в нужном направлении. Мужчины только поспевали за ней. Войдя на территорию, она остановилась, поставила кисть ладони флюгером и зашагала в нужном направлении. С несколькими остановками для корректировки она привела 4 мужчин к отделению нейрохирургии.

Далее приступил к своим обязанностям Афанасий Иванович. Он вызвал дежурного врача и на основании заключенного договора попросил подсказать ему, не лежит ли в этом отделении женщина, похожая на фотографию по имени Антонина Денисова.

Доктор прочитал внимательно договор, потом посмотрел на фотографию и сказал, что есть такая больная, но её зовут Люба и это все, что она помнит. У неё травма головы, ей делали операцию, но пока она ничего не помнит. Все остальные данные он может дать только её дочери, если та предоставит доказательства.

– А как она к вам попала? Это не криминал? – спросил Афанасий

– Да какой криминал? Вечером на 31 подморозило, а она, как мы поняли, вышла в новых сапожках на каблуках. Вот каблук подломился, она поскользнулась и ударилась об кирпичный угол ограды. Да ещё руки были заняты. Я тогда как раз с 31 на 1 дежурил, принимал её. Ребята говорили, что в руках пакет был с бутылкой шампанского и парой стаканов.

– Спасибо, я сейчас наберу её дочь и она приедет с документами. А почему она Люба?

– Мы спросили её, что она помнит. Она ответила – я Любушка.

Как потом выяснилось, она услышала это от санитарки, которая назвала её любушкам – голубушка, перекладывая с медсестрой на кровать с каталки.

Ребята практически не понадобились, просто Афанасий не знал, что обнаружится в результате поиска и где придётся искать пропажу. Борис вызвался подождать Дарью. Афанасий приподнял бровь, посмотрел на него, но ничего не сказал.

Антонина восстанавливалась долго, кроме травмы головы, у неё были порваны связки и забиты лёгкие. Оказывается, она решила праздновать Новый год в центре, одела дочкины сапоги новые, так как своих новых у неё не было.  Вот и не справилась, отвыкла от каблуков.

Продолжение

ГОЛОСУЙТЕ!
[оценок : 10 средняя: 4.6]
5
0

Реклама и сотрудничество s@koralova.ru Карта сбербанка 5228 6005 8681 4701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика